Майкл Кокс. «Миксер: История тактики в Премьер-Лиге». Глава 3: the SAS и Шоумены. Часть 1

3. The SAS и Шоумены

«Честно, говорю тебе, мне понравится, если мы победим их! Мне понравится!».
Кевин Киган

Однажды сэр Алекс Фергюсон описал свое величайшее испытание за «Манчестер Юнайтед» фразой, ставшей знаменитой: «Свергнуть „Ливерпуль“ с их е*аного насеста». Он превратил «Юнайтед» в доминирующую команду в английском футболе, и в скором времени «красные дьяволы» перегнали просто «красных» по количеству выигранных титулов. Но в середине 90-х главным соперником «Манчестер Юнайтед» в борьбе за чемпионство был отнюдь не «Ливерпуль». «Блэкберн Роверс» в 1994/95 и «Ньюкасл Юнайтед» в 1995/96, ведомые, к слову, экс-игроками мерсисайдцев — Кенни Далглишем и Кевином Киганом соответственно.

При этих тренерах «Блэкберн» и «Ньюкасл» провели два практически одинаковых сезона с разницей в год. Далглиш пришел в «Блэкберн» второго дивизиона в 1991, выиграл титул и повысился в высшую лигу. Киган пришел в «Ньюкасл» в 1992, выиграл титул и перешел в АПЛ. Невероятно, но «Блэкберн» не побеждал в лиге с 1928, а «Ньюкасл» в с 1927. Между Киганом и Далглишем, кстати, тоже были схожести — они родились в 1951 году в феврале и марте, а когда Киган покинул «Ливерпуль» ради «Гамбурга» в 1977 — его место занял никто иной как Далглиш.

Тактика тоже была схожая: 4-4-2, акцент на ширине атаки, навесах и крупных «девятках»; а также полузащитник оборонительного плана Дэвид Бэтти, еще одно связующее звено между тренерами — он был в команде во время триумфа «Блэкберна» 1994/95, и в впечатляющей кампании «Ньюкасла» 1995/96. Обе команды, к слову, серьезно понервничали в концовках сезонов, когда боролись за чемпионство. Может показаться странным, учитывая, что «Блэкберн» все-таки выиграл лигу в сезоне 1993/94, а «Ньюкасла» растранжирил 12-очковое лидерство в таблице, получив тут же кличку «bottlers» [аппарат для розлива напитков — прим.], но все-таки у «бродяг» ситуация была драматичнее. В том успешном сезоне они умудрились проиграть три из пяти финальных игр, включая душераздирающее поражение в последний день турнира на «Энфилде», однако болельщики «Ливерпуля» хотели успеха «сине-белых», ведь их вел бывший игрок мерсисайдцев в тяжелой борьбе с ненавистным конкурентом — «Манчестер Юнайтед». Они хотели, чтобы Далглиш, легенда «Энфилда», поднял над головой заветный трофей.

Левый защитник Грэм Ле Со позже подчеркнул степень напряженности нервов «бродяг» в последние недели чемпионата, отметив, что игроки стали одержимы «Манчестер Юнайтед», а Далглиш не знал, как справиться со сложившейся ситуацией. В перерыве матча на «Энфилде» вингер «Блэкберна» Стюарт Рипли сел на скамейку в раздевалке и заявил, что настолько нервничает, что не может нормально управлять своими ногами. «Блэкберн» спасло лишь то, что «Юнайтед» не смог обыграть «Вест Хэм» на выезде. В отношении «растранжиривания» между «Ньюкаслом» 1995/96 и «Блэкберном» 1994/95 была минимальная разница, только вот Кенни Далглиш сумел убедить внешний мир в том, что все под контролем, а Киган разнервничался в прямом эфире по телевидению и выдал известный ляп: «Мне понравится, если мы победим их».

Далглиш и Киган были скорее психологами и мотиваторами, чем тактиками или специалистами по тренировочному процессу. Они привлекали людей благодаря своей репутации легендарных игроков, и, в целом, оставляли работу остальным. Самым главным отличием между этими двумя тренерами были их ассистенты. Единственный опыт Далглиша до «Блэкберна» в управлении командой был «Ливерпуль», где он продолжал философию игры в движение и пасы, привитую предыдущими тренерами. В «Блэкберне» же, он начинал все с нуля, с более ограниченными игроками, так что и подход был довольно простым. Далглиш решил, что не возьмется за «Блэкберн» без Рэя Харфорда, широко известного и одного из самых образованных и изобретательных английских тренеров своего поколения. Харфорд обладал нескромными заслугами на тренерском поприще: он повысился от ассистента до главного тренера в «Фулхэме», «Лутоне» (где он выиграл Кубок Лиги) и «Уимблдоне». Позже, он возымеет успех с Далглишем в «Блэкберне». Его «Лутон» и «Уимблдон» показывали прямой футбол, и он предоставил Далглишу тренерский опыт, которого не хватало для создания простой, но эффективной команды, играющей через навесы. Кенни сказал как-то, что Харфорд был идеальным ассистентом, благодаря своим «тренерскому ремеслу, способности организовывать и глубоким познаниям в футболе», и Рэй брал на себя практически все тренировки «Блэкберна», концентрируясь на сессиях «шаблонных ситуаций», что помогло «Блэкберну» лучше играть в пас и двигаться.

Киган, в свою очередь, назначил своим ассистентом старого друга по «Ливерпулю» Терри МакДермотта. И МакДермотт не только, как и Киган, не имел опыта руководства клубом, но еще и не имел тренерского образования, не собирался вообще им становиться и даже был замечен на ипподроме в фургончике с гамбургерами. «Он не был способен ни на что другое, кроме как создавать атмосферу в клубе», — говорил сам Киган, плативший МакДермотту за пребывание в штате из своего личного кармана. МакДермотт сосредоточился на том, что после тренировок брал отдельных игроков и упражнялся с ними в технике обращения с мячом. У «Блэкберна» был ассистент главного тренера, который управлял каждым тренировочным процессом в клубе и фокусировался на командной игре, а у «Ньюкасла» был МакДермотт, который вообще не занимался групповыми тренировками, а лишь практиковался индивидуально в плане техники. В конечном счете, это был идеальный симбиоз для каждой из сторон.

«Блэкберн» был новичком на районе. До Премьер-Лиги они не выходили в высший дивизион со времен триумфа сборной Англии на Чемпионате Мира, а в 70-х они даже опускались в третью по значимости лигу. Такой внезапный подъем случился во многом благодаря Джеку Уокеру, уроженцу Блэкберна и миллионеру, унаследовавшего от своего отца бизнес по переработке металла «Уокерстил», а затем превратившего предприятие в одно из крупнейших в Британии. Интерес Далглиша, многократного обладателя титула и как игрок, и как тренер «Ливерпуля», к посту управляющего командой также возник благодаря щедрости бизнесмена. Это же помогло клубу, который только-только вышел в высшую лигу Англии, занять в дебютном сезоне четвертое место, а в следующих сезонах второе и первое. Сам Далглиш настаивал, что чемпионство «Блэкберна» являлось не только следствием миллионных инвестиций, хотя они и подписали центрфорвардов Алана Ширера и Криса Саттона, побив этими трансферами сразу два рекорда среди британских клубов. Ширер и Саттон были типичными старомодными «девятками» — в них целились с флангов, а они реализовывали простецкий атакующий подход «Блэкберна». Эти два парня быстро получили кличку The SAS [SAS — подразделение специального назначения вооружённых сил Великобритании — прим.], благодаря своей беспощадности в штрафной соперника. На двоих они наколотили 49 голов в триумфальном сезоне «Блэкберна», и, возможно, являются самой известной связкой нападающих за всю историю Премьер-Лиги. Однако их отношения вне поля были не столь успешными.

Когда Ширер пришел в «Блэкберн» в 1992, он подружился с партнером по атаке Майком Ньюэллом в предсезонном турне по Шотландии. Алан проводил очень много времени в доме Ньюэлла, пока дожидался переезда жены в Ланкашир. Это была классическая футбольная дружба: они играли вместе в гольф, ездили в одной машине на тренировки, жили в одном номере во время выездных матчей. Их прекрасные отношения продолжались и на поле. Ньюэлл был чистым наконечником атаки, но когда в клуб пришел горячий и молодой английский талант, ему пришлось подвинуться чуть глубже, играть более поддерживающую роль. «Он был идеальным партнером по атаке, такой нежадный и жаждущий покрыть каждый сантиметр травы на поле, — говорил Ширер. — Иногда он производил такое впечатление, будто сильнее хотел покатить вам мяч, чем забить сам... Когда он находился позади атаки, команде соперника приходилось посылать защитника, чтобы ему помешать, что давало мне больше пространства для действий. Он стал весомой причиной моего успеха». Ширер выиграл три Золотых Бутсы в первых пяти своих сезонах в Премьер-Лиге, установив рекорд в 260 голов.

Прибытие в клуб Саттона, который недавно стал основным центрфорвардом в «Норвиче», изменило все в течение двух дней. Очевидного, Ньюэлл стал главной его жертвой. Майку удалось выйти в старте лишь два раза за весь сезон, когда «Блэкберн» выиграл титул. Кроме того, Саттон побил трансферный рекорд Британии — переход Ширера в тот же клуб — и он тут же стал самым высокооплачиваемым игроком клуба, хотя и Ширеру увеличили зарплату за его заслуги. «Внезапно Алана попросили играть с парнем, который хотел забивать столько же, сколько и он, — рассказывал Ле Со. — В тот момент я увидел ту сторону Алана, которую не очень любил. Алан знал, что его партнерство с Майком вращались вокруг него самого, и ни он, ни Майк не отреагировали положительно на разрушившего их партнерство Криса».

Саттон, бесстрашный форвард с чувствительным характером, которому иногда не хватало уверенности, как-то пожаловался, что Ширер относился к нему «недостаточно тепло», и винил в этом его дружбу с Ньюэллом. Когда Саттон оформил хет-трик в ворота «Ковентри», где «Блэкберн» выиграл со счетом 4-0, он расстроился, потому что Ширер не побежал праздновать с ним. Публике Далглиш, конечно, говорил, что никаких проблем нет, но с того момента, как атака «Блэкберна» перестала строиться вокруг Ширера, Алан перестал быть довольным.

Но вопреки всему, это был ошеломляюще эффективный дуэт нападающих. Тон всему чемпионскому сезону «Блэкберна» задал их первый же гол — он произошел в матче против «Саутгемптона». Тим Шервуд, капитан, начертил дальнюю передачу в штрафную соперника, Саттон кивком направил мяч партнеру и Ширер пробил в сетку. Просто, но эффективно. У «Блэкберна» теперь было два нападающих в штрафной соперника при любой возможности, а в связи с тем, что Ньюэлл не играл больше роль диспетчера, вся тактика упиралась в ширину атаки и кучу навесов.

Кроме SAS, «Блэкберн» определяли еще и два вингера. Справа играл Стюарт Рипли, слева играл Джейсон Уилкокс — два типичных вингера-бровочника, которые бегали вдоль края поля и при помощи дриблинга проходили соперника, а дальше — навес в штрафную. Далглиш называл это так: «Правильные вингеры, а не полузащитники, играющие широко». Не забивали они, конечно, как Райан Гиггз или Андрей Канчельскис из «Манчестер Юнайтед», чьи цифры по статистике голов за сезон частенько были двузначными, однако все равно были хорошими помощниками, ассистентами, и, в отличие от большинства вингеров, очень большими тружениками, когда оставались без мяча. Центральные полузащитники «Блэкберна» Шервуд и Марк Аткинс (отыгравший большую часть сезона, прежде чем его заменили на Бэтти, когда тот вернулся после травмы на заключительные пять игр) — пока один шел в атаку, другой оставался прикрывать. Шервуд лучше обращался с мячом, Аткинс был хладнокровен у ворот — по словам Далглиша, он обладал лучшим в команде последним касанием — но они оба редко играли в рисковые пасы в разрез, предпочитая отдавать мячи фланговым игрокам, создавая ширину. Ширер называл это «системой, созданной для того, чтобы центрфорварды забивали голы».

Критики осуждали «Блэкберн» за такой предсказуемый подход, но вот соперники часто не могли остановить «бродяг», частично из-за сплоченного взаимодействия, которое вырабатывалось во время тренировок Харфорда. «Что не сломано — чинить не нужно,» — любимая фраза Харфорда. Кстати, тренировочный комплекс «Блэкберна» был удивительно стандартным: кусок земли, на котором все вверх дном, а переодеться было негде. Игроки ездили на «Ивуд Парк», там переодевались, а потом уже ехали тренироваться. Наиболее проблематичным моментом было то, что тренировочная площадка располагалась рядом с кладбищем, поэтому процесс часто прерывался из-за необходимости проявить уважение, когда катафалк медленно подкрадывался к подъездной дорожке. Так называемые «сессии шаблонных ситуаций» Харфорда представляли собой построение команды по схеме 4-4-2 на тренировочном поле и практику своей игры. Их пасы и движение были очень четко структурированы и всегда заканчивались навесами «бродяг» в штрафную.

Всего было три главных подхода. В идеале, «Блэкберн» в лице вингера на своей позиции прорывался вперед и отдавал передачу очевидным путем в сторону ворот. Если что-либо происходило не по плану, вингерам необходимо было оттянуть за собой фулбэков соперника, чтобы Ширер или Саттон получали больше пространства. Ширер умолял Саттона выполнять большую часть беготни, пока он оставался в штрафной, но в конце концов сам проявил навыки вингера, завершив чемпионский сезон «Блэкберна» как первым ассистентом, так и первым бомбардиром. В конце концов Далглиш и Харфорд поняли, что когда 4-4-2 играет против 4-4-2 — неизменная битва формаций в тот период — большую часть времени с мячом проводят защитники. Правый защитник Хеннинг Берг был скорее перетянутым центральным защитником, поэтому важную роль на себя, как и ответственность, брал на левом фланге Ле Со, бегавший постоянно вперед. Он хорошо сыгрался с Уилкоксом и Ширером, частенько отдавая на них голевые пасы, но одной из главных его передач считается навес на Алана, который конвертировал передачу в гол в предпоследнем матче кампании — победа 1-0 над «Ньюкаслом».

Занятно, что Харфорд настаивал, чтобы все навесы подавались из так называемой «волшебной площадки», пространства последних 16 метров, как если бы штрафная площадь располагалась по всей ширине поля. Ширер с этой концепцией согласен не был, оставаясь при мнении, что он может завершать атаку и из глубины — снабжать такими передачами его будет Дэвид Бекхэм годами позже на национальном уровне — но Харфорд верил, что кроссы должны осуществляться с определенных позиций, а Уилкокс и Рипли должны попадать любой ценой в эту «волшебную площадку», чтобы создать угрозу воротам. Как-то раз в середине триумфального сезона, Далглиш подозвал Рипли в сторонку во время тренировки и попытался изобрести план Б. В конце концов защитники соперников раскусят планы «Блэкберна» и станут прижимать Рипли и Уилкокса ближе к центру. В такой ситуации вингер в 35 метрах от ворот, в более узкой позиции и вынужденный играть слабой ногой должен был что-то предпринять. И Далглиш задал вопрос Рипли, где бы он хотел, чтобы нападающие находились в такой ситуации, чтобы навесы срабатывали. Рипли взглянул на него в недоумении и спросил: «Вы что, с ума сошли?» Далглиш ответил отрицательно. Рипли еще немного подумал, а затем сказал, что не знает. Такая мысль ему никогда не приходила. Вингеры «Блэкберна» буквально не умели играть по-другому.

Тактическая наивность «Блэкберна» запросто раскусилась командой с континента. Дебютный матч «бродяг» в Кубке УЕФА — первой игре в истории клуба на международном уровне — проходил против шведского «Треллеборга». «Треллеборг» — образцовая европейская мелюзга, в которой из всего состава был только один профессиональный футболист, а остальные — плотник, владелец магазина, продавец страховки и так далее. Только что они проиграли игру в кубке своей страны сопернику из третьей лиги Швеции, а в Кубок УЕФА попали благодаря неубедительной победе над чемпионами Фарерских островов. Они приехали на «Ивуд Парк» и там обнаружили, что их форма совпадает по цвету с формой хозяев поля, поэтому пришлось одолжить у «бродяг» красные выездные футболки. Английские журналисты вспоминали самую крупную победу «Блэкберна» в истории, предрекая установление нового рекорда, а шведские признавали, что поражение со счетом 2-0 стало бы для них успехом. Вместо этого, Фредерик Санделл из «Треллеборга» отправил мяч в сетку соперника после передачи Йоахима Карлссона — единственный гол той встречи. «Треллеборг» оборонялся интенсивнее всех, с кем когда-либо встречался «Блэкберн» в Премьер-Лиге. Шведы концентрировались на выключении из игры вингеров, отправив по два человека на оборону флангов. «Если вы организованы — вы их останавливали,» — так сказал капитан команды Йонас Брорссон.

«Действительно, наивность в наших действиях присутствовала, — вспоминал позже Рипли. — Мы продавливали команды из Англии и тут, я думаю, пытались сделать то же самое, но они выстроились в защитную формацию и победили». Ле Со отметил, что стиль «Блэкберна» не подходил для европейских турниров. Второй матч закончился со счетом 2-2 — оба парня из SAS забили по голу с близкого расстояния после розыгрыша штрафного, но в итоге «Треллеборг» вдесятером протиснулся в следующий этап по сумме двух матчей — 3-2. Такой ранний выход «Блэкберна» явил всем тактическую неадекватность английских клубов, но зато «бродяги» смогли сконцентрироваться исключительно на домашней лиге.

Чемпионский сезон «Блэкберна» не был наполнен яркими победами — они проигрывали дома и на выезде своим главным конкурентам — «Манчестер Юнайтед» — и очень плохо начали сезон, но их простой подход отлично подходил для борьбы с командами-середняками Премьер-Лиги. «Блэкберн» ничего не придумывал — они просто играли в одной и той же манере своими превосходными игроками. Шестеро игроков «бродяг» попали в команду сезона по версии ПФА (вратарь Тим Флауэрс, командир-защитник Колин Хендри, а также Ле Со, Шервуд, Саттон и Ширер), хотя «Блэкберн» к моменту оглашения победителей еще не выиграл титул.

«Манчестер Юнайтед» завоевал первые два титула Премьер-Лиги частично благодаря ошибкам соперников, но 14 мая 1995 года стал знаменательным днем — впервые в АПЛ золото разыгрывалось в последнем туре сезона. «Блэкберн» ведет 1-0 против «Ливерпуля» благодаря, конечно, голу Ширера с подачи Рипли с правого фланга, и если бы «бродяги» удержали счет таким, то им не стоило бы переживать за результат встречи манкунианцев. Но мерсисайдцы смогли отыграться и даже выйти вперед — Джейми Реднапп исполнил невероятный штрафной удар и счет на табло стал 2-1 в самом конце встречи. Далглиш провел большую часть второго тайма сидя недалеко от телевизоров, чтобы быть в курсе событий параллельного матча. «Манчестер Юнайтед» на «Аптон Парк»: сэр Алекс Фергюсон решил играть в одного нападающего, что привело к лучшему выступлению голкипера «Вест Хэма» Людека Миклошко в своей жизни, а возможно и в истории всей Премьер-Лиги. «Юнайтед» выжал лишь ничью 1-1, означающую, что поражение «Блэкберна» все равно приносило им чемпионский титул. Далглиша тут же принялись поздравлять прямо в подтрибунных помещениях стадиона «Ливерпуля» его бывшие коллеги, Ширер и Саттон тепло обнялись, а Шервуд поднял над головой трофей.

И несмотря на такую невероятную драму, предыдущий визит «Блэкберна» в Мерсисайд был значительно более стильным. В День дурака [1 апреля — прим.] «бродяги» рванули с места в карьер в матче против «Эвертона» — они вели 2-0 в самом начале матча. Первый гол случился всего спустя 13 секунд после свистка к началу игры — на тот момент рекордно быстрый гол Премьер-Лиги. Берг сделал длинную передачу прямо в голову Саттона, который переправил мяч Ширеру, тот, снова головой, вернул мяч Саттону, который реализовал момент. Второй гол забили после штрафного, адресованного Саттону, но тот поскользнулся, однако Ширер тут же пробил точно в цель. Типичный «Блэкберн». Но чуть позже Грэм Стюарт вернул «Эвертон» в игру изумительным ударом. И «Блэкберн» приступил к удивительно вопиющему проявлению циничного футбола, сконцентрировавшись исключительно на разрушении игры соперника и растягивании времени. Это было невероятно жестокое, безумное соревнование, украшенное сумасшедшей схваткой у ворот Тима Флауэрса, где в пределах пяти метров от каркаса было не менее 14 человек. Кульминацией можно назвать настолько сильный вынос Ширера, что мяч чуть было не вылетел за пределы «Гудисон Парка». После финального свистка фанаты «ирисок» освистали «Блэкберн». Но Далглишу было совершенно все равно, что о стиле игры его команды думают болельщики соперника. Он получил три очка, работа была сделана.



Все книги на carrick.ru