pub

Майкл Кокс. «Миксер: История тактики в Премьер-Лиге». Глава 24. «Лестер». Часть 1

Глава 24. «Лестер»

«В эру правления денег мы смогли подарить всем надежду».
Клаудио Раньери

Своим триумфом в сезоне 2015/16 «Лестер Сити» создал прецедент. Ни одна победа в истории спорта ещё не была столь маловероятной. Ещё ни один клуб не побеждал имея перед началом сезона шансы на это 5000 к 1. Победа команды Клаудио Раньери породила множество дискуссий. За все 23 года существования Премьер-Лиги в турнире побеждала команда, занимавшая одно из первых пяти мест по общей сумме зарплат своих игроков. «Лестер» же был в последней пятерке.

Несмотря на то, что многие считали команду кандидатом на вылет, её старт оказался многообещающим: она находилась очень близко к фаворитам в течение большего времени, чем кто-либо мог ожидать. Обычно подобные команды со временем начинали сыпаться, не выдерживая темпа и натиска, но «лисы» продолжали выступать на прежнем уровне. Если учесть огромную финансовую пропасть между клубами в Премьер-Лиге, то их триумф казался ещё более маловероятным. Так, зарплатная ведомость команды составляла лишь 1/4 от дохода игроков «Челси». Игроки других команд, их тренеры и болельщики по всей стране объединились в надежде, что «Лестер» Раньери все-таки победит. Это уникальное событие в рамках Премьер-Лиги вряд ли когда-то повторится ещё раз.

Но у «Лестера» Раньери был прототип. С каждым годом английский футбол все больше ощущает влияние европейских клубов, что прекрасно продемонстрировали одержимость «Барселоной» Пепа Гвардиолы и «Боруссией» Клоппа. Что же касается сценария, когда команда — андердог одерживает победу в сильном европейском чемпионате, то стоит вспомнить о «сказке» «Атлетико Мадрид» в Ла Лиге сезона 2013/14. До этого именно «матрасники» считались главными нарушителями устоев современного футбола. Команда Симеоне нарушила двоевластие «Барселоны» и «Реала», причём сделала это завоевав титул на «Камп Ноу». Даже болельщики каталонцев в своих речевках восхваляли «матрасников». Но шансы «Атлетико» на титул не были такими же невероятными как у «Лестера» — 100 к 1 против 5000 к 1. Но, как и в Премьер-Лиге, в Ла Лиге побеждали лишь лучшие, элитные клубы. «Атлетико» удалось пробить этот стеклянный потолок, показав, как можно обыграть «больших парней».

«Атлетико» Симеоне добился успеха благодаря комбинации невероятно организованной, очень интенсивной игре с молниеносными перемещениями. Схема «Атлетико» на матч казалась простой и олдскульной — 4-4-2, но во время игры становилось понятно, что все намного сложнее. Оба форварда команды — Давид Вилья и Диего Коста — садились очень глубоко, когда их команда теряла мяч. Так они помогали своим полузащитникам, которые в свою очередь подстраховывали оборону. Так создавалась очень компактная защита, которую было очень трудно пройти. Они растягивали соперников по флангах, а потом интенсивно прессинговали, заставляя их совершать ошибки, и уходили в молниеносные контратаки. Но лучше всего тот «Атлетико» определяло полное отсутствие интереса к владению мячом. В среднем на протяжении всей чемпионский кампании команда владела мячом меньше 50% игрового времени, что стало настоящим шоком для Испании, которая доминировала в футбольном мире благодаря тики-таке. «Атлетико» доминировал по количеству фолов, что полузащитник сборной Испании Хаби Алонсо назвал «последней альтернативой, качеством, к которому не стоит стремиться». То, что большинство клубов Ла Лиги выбирали позиционный футбол, было только на руку «Атлетико», играющему в альтернативный, контратакующий стиль.

Когда «Лестер» весной 2016 года закрепился в ранге фаворитов, команда играла во многом по похожему с «Атлетико» сценарию: компактная 4-4-2 с глубокой линией обороны, игроки, не боящиеся идти в подкат, и использование стандартов по максимуму. Только «Вест Бромвич» Тони Пьюлиса и «Сандерленд» Сэма Эллердайса, главные нелюбители позиционной игры, владели мячом меньше игрового времени, чем «Лестер». Интересно, что путь «Лестера» к триумфу в «сказочном» сезоне не был стремительным.

Предыдущая кампания — сезон 2014/15 — стала первой для «лис» в Премьер-Лиге за более, чем десять лет. И он почти стал для команды последним: большую половину кампании (17 матчей) они провели в зоне вылета, не поднимаясь с самой нижней строки турнирной таблицы. Но прорыв в конце сезона, который стал возможен во многом благодаря переходу Найджела Пирсона на схему с тремя защитниками, стал решающим. Команда, которая победила лишь в четырёх из первых 29 матчей, сумела вырвать победы в семи из последних девяти игр сезона. Единственными матчами, в которых «лисы» потеряли очки, стало поражение от «Челси», ставшего в том сезоне победителем Премьер-Лиги, и безголевая ничья против «Сандерленда», которой оказалось достаточно, чтобы гарантировать себе место в турнире на следующий сезон.

Пирсон, которому удалось столь невероятное спасение, был уволен. Местная газета провела опрос, согласно которому 70% болельщиков не поддерживали этого решения. Выступления Пирсона на пресс-конференции и его взаимодействие с болельщиками иногда были совершенно непрофессиональными. Его сын, выступающий за резервную команду, был уволен после того как попал на камеру, исполняя расистские жесты во время предсезонного тура команды по Таиланду. Его поведение было ещё более вопиющим, учитывая тот факт, что командой владел таиландский миллиардер Вишай Сривадханапрабха. А потом «Лестер» удивил весь футбольный мир, назначив Раньери, который как раз грандиозно провалился со сборной Греции, проиграв команде Фарерских островов. Он проработал в «Лестере» всего 20 месяцев, а потом, когда команда застряла над зоной вылета, был уволен. Но за это время он успел добыть самое невероятное чемпионство в истории английского футбола.

На своей первой пресс-конференции в качестве тренера «Лестера» Раньери отмечал: «Это сильная и боевая команда, которая, однако, нуждается в тактике». Во время работы в «Челси» Раньери получил прозвище «ремесленник» за свою любовь к постоянным ротациям, смене игровой схемы и неожиданным заменам. Но накануне прихода в «Лестер» он не казался человеком, желающим вновь изобрести колесо. В «Челси» он заметил, что члены его собственного тренерского штаба не имели поддержки среди игроков. Когда он возглавил «Лестер», он решил оставить популярных ассистентов Стива Уолша и Крейга Шекспира, у которых также были отличные рекомендации.

Предсезонную подготовку Раньери провел в Австрии, где скорее наблюдал за тренировочным процессом, чем принимал в нем активное участие. Он заявил: «Я уверен, что не хочу делать кардинальных изменений, и меня должны понять». Интересно, что все товарищеские матчи предсезонки команда начинала со схемой Пирсона, которая потом менялась на схему с четырьмя защитниками.

Он объяснял: «Мне удобнее начинать со схемы в три защитника и переключаться на четыре после перерыва. Причина проста: мы лучше играли с четырьмя защитниками». На первый матч «Лестера» в Премьер-Лиге против «Сандерленда» Раньери выставил четырех защитников. Во всем составе оказался лишь один новичок — энергичный японский нападающий Синдзи Окадзаки. Остальным же игрокам, пришедшим тем летом, — полузащитник-разрушитель Нголо Канте и левый фланговый защитник Кристика Фукс — пришлось набраться терпения. Хотя Раньери на все свои матчи выставлял практически один и тот же состав весь сезон, лишь семеро из 11 игроков, выходящих на поле в первые дни кампании, попали в него.

Изначально «Лестер» и близко не напоминал надежную, нацеленную на оборону команду, которая штамповала минимальные победы в течение своей памятной серии. Фактически их путь был полной противоположностью тому, с чего начинал «Ливерпуль» кампанию 2013/14 (побед со счётом 1-0). Перёд тем, как научиться спокойно контролировать игру и добывать результат, став известным как суперконтратакующий коллектив, «Лестер» успел принять участие в параде голевых феерий и триллеров. На старте сезона это казалось невозможным, ведь каждый соперник старается проявить себя в первые недели. «Лестер» часто пропускал первый гол и вынужденно доминировал в стремлении сделать камбэк. В четырёх из первых шести матчей «лисы» пропускали первыми. Соперники садились очень глубоко, и у них просто не было пространства для забегов. Они показали, что могут отлично возвращаться в игру, а также сумели провести самую длинную серию без поражений в Премьер-Лиге. После первых пяти матчей команда находилась на втором месте.

Но Раньери не радовался этому, понимая, что команде нужно серьёзно улучшить свою игру в обороне, чтобы банально не вылететь из Премьер-Лиги. Перёд матчем шестого тура — против «Стока» на выезде — Раньери заявил о том, что попросил игроков уделять побольше внимания блокированию действий соперников. Он даже высказал такую идею: «Если ребята не пропустят сегодня, я отведу их в пиццерию и куплю каждому из них по пицце. Но что если они не хотят пиццу или вообще не любят её?» Но проблема была скорее не в кулинарных предпочтениях игроков «Лестера», а в тактическом подходе: команда слишком открывалась, оставляя свободные зоны между центральными и фланговыми защитниками. В матче против «Сток Сити» команда вновь пропустила. Капитан команды Уэс Морган запомнился кошмарным пасом назад, после которого мяч оказался у Джона Уолтерса. Это была худшая ошибка обороны команды за всю ту кампанию.

Уже к перерыву «гончары» вели в счёте 2-0. Раньери решил внести изменения в квартет полузащитников, и именно это в итоге и помогло «Лестеру» прийти к титулу. В центр поля впервые в карьере отправился Канте, мощный французский игрок, ставший одним из героев той триумфальное кампании. Канте купили из «Кана» перед началом сезона. Стоит отметить, что он не был главной целью скаутов тем летом. Но плеймейкер Жордан Верету решил присоединиться к «Астон Вилле», которая закончила тот сезон провалом на самое дно турнирной таблицы. Канте был игроком иного плана, который впечатлил команду аналитиков «Лестера» количеством выигранных мячей и единоборств, лучшим по этому показателю в Лиге Один. Но изначально ни ему, ни другому впечатляющему новичку команды Гёкхану Инлеру, имевшему опыт выступлений в Лиге Чемпионов и носившему капитанскую повязку в сборной Швейцарии, места в стартовой обойме не нашлось. На этих позициях играли Дэнни Дринкуотер и Энди Кинг. Когда же они получили шанс показать себя, Инлер, будучи неспособным справиться со скоростями Премьер-Лиги, очень разочаровал, а вот Канте играл быстрее, чем кто-либо ещё. Он постоянно перемещался по полю и прессинговал оппонентов. Он был даже слишком энергичным, и поэтому Раньери сначала опасался ставить его на позицию опорного полузащитника, считая, что там нужны более позиционно дисциплинированные игроки. Изначально Канте появлялся на поле слева в полузащите или на позиции Окадзаки — между полузащитниками и Варди, ведь только французу было под силу пахать так же, как это делал японец.

Несмотря на необходимость играть на более атакующих позициях, Канте настолько часто отвоевывал мяч, что это просто невозможно было игнорировать. В матче против «Борнмута» находясь на более атакующей позиции в полузащите Канте выиграл десять единоборств, что на шесть больше, чем у любого другого игрока на поле. Выйдя же на левом фланге полузащиты в игре против «Стока», он сумел отвоевать больше всех мячей. Он был мастером этого дела, и Раньери со временем понял, что лучше всего использовать его именно в центре поля. В перерыве игры против «Сток Сити» тренер провел ряд перестановок, посадив на лавку разочаровывающего Инлера и выпустив Марка Олбрайтона, который после трех результативных передач в последних пяти матчах все равно лишился места в основе. Канте переместился на желаемую позицию в центре поля, и игра «Лестера» ощутимо улучшилась. Во втором тайме им удалось отыграть два гола. Канте больше не покидал опорную зону. Своими действиями он напоминал бывшего полузащитника оборонительного плана «Челси» Клода Макелеле — оба совершали больше всех перехватов и единоборств среди игроков Премьер-Лиги того сезона. Ассистент Раньери Стив Уолш в шутку отмечал: «Мы играем с тремя игроками в центре поля — Данни Дринкуотер в центре и Канте по обе стороны». Весьма уместная шутка, но настоящим третьим центральным полузащитником той команды был Окадзаки, который садился крайне глубоко и опекал полузащитника оборонительного плана команды соперника. По своей природе он был нападающим, но лишь пять голов и не единой результативной передачи за сезон означали, что он не представлял особой опасности в штрафной соперника, чего не скажешь о начальном этапе прессинга.

Перемещение Канте в центр стало лишь первым этапом эволюции «Лестера», которая не проходила резко и абсолютно успешно. Впервые победоносный квартет полузащитников — Марез, Дринкуотер, Канте и Олбрайтон — вышел вместе в матче следующего тура против «Арсенала». После того разгрома 5-2 была начата впечатляющая серия без поражений «Лестера». Быстрые нападающие «Арсенала» Алексис Санчес и Тэо Уолкотт находили множество свободных зон в обороне «лис». Так чилиец записал на свой счёт хет-трик. Тогда «Лестер» был абсолютно атакующей командой, которая пропустила больше всех голов в Премьер-Лиге (точнее, столько же пропустил лишь «Вест Хэм»). Команда опустилась на восьмое место и казалось продолжала свое падении к той позиции, какую ей прочили. Раньери все никак не мог выполнить свое обещание купить команде пиццу. Паре его центральных защитников — Морган и Роберт Хут — не хватало мобильности, к тому же они были вынуждены в одиночку перекрывать огромные свободные зоны, в которые регулярно врывались нападающие соперника. Переход на прошлогоднюю схему с тремя защитниками казался очевидным тактическим решением. Однако Раньери оставался верным четырём защитникам и концентрировался на минимализации количества свободных зон. Перед следующим матчем — против «Норвича» — он принял очень важное решение.

В первых турах кампании, Раньери выпускал на левом фланге обороны Джефри Шлуппа, быстроногого игрока Пирсона. Его частые мощные забеги позволили ему получить награду Игроку года «Лестера», но его нацеленность на атаку не работала на левом фланге обороны, к тому же Раньери понимал, что его действия ставили под опасность центральных защитников. На эту позицию он поставил Фукса, который пусть и не обладал динамизмом Шлуппа в атаке, был высок, мощен и мог действительно подстраховать Моргана и Хута. На противоположном фланге много ошибок совершал Ричи Де Лает, так что его заменил более консервативный Дэнни Симпсон. Оба игрока получили четкую инструкцию: идти вперёд только если «Лестер» уступает в счёте.

 

Изменения были разительными. «Лестер» садился глубже, играл уже и создавал куда меньше свободных зон между защитниками. Мощная пара Морган — Хут была рада не покидать приделы своей штрафной, кроме как на стандартах и не играть высоко, преследуя быстроногих оппонентов. Голкипер Каспер Шмейхель объяснял: «Джефф и Ричи очень быстро уходили в атаку, но оставляли огромные свободные зоны за спинами... Мы должны были что-то менять... И вот теперь все четыре защитника на своих местах».

Настаивать на том, что все итальянские тренеры любят оборонительный футбол, было бы клише, но Раньери очень часто делал акцент на своей «итальянской тактике». В своём стремлении сохранить ворота в неприкосновенности он зашёл ещё дальше. Желая ещё больше сконцентрироваться на обороне он на два матча даже снял правого вингера Мареза, который в первых семи матчах забил пять голов и отдал три голевых передачи, а также в последствие был назван Игроком года по версии ПФА. Он не был травмирован, ему не решили дать отдых, его просто оставили вне обоймы из тактических соображений. Шлупп играл на левом фланге, а Олбрайтон — на правом. Но это так и не принесло желаемого результата: да, команда стала лучше действовать в обороне против «Норвича» и «Сандерленда», но все равно пропускала. И лишь в десятом матче кампании команда сумела закончить матч с нулем в графе «пропущенные». В игре против «Кристал Пэлас» Раньери вновь выпустил Мареза, но не на позиции, где он должен был бы выполнять защитные функции. Алжирец играл за спиной у Варди, и именно их пара создала единственный гол того матча. Раньери с улыбкой отмечал: «Это был матч скорее в традициях футбола итальянского, а не английского». Итальянский матч отмечали пиццей, хотя Раньери не сам заплатил за весь ужин. Он повел всю команду в пиццерию «Питер Пицца» в центре Лестера, где пиццу нужно было делать самостоятельно. Такая деятельность очень сплотила команду и стала очень заинтересовала игроков Премьер-Лиги, которых, казалось бы, нечем было удивить.

Но шутки в сторону, ведь это был действительно важный для команды момент. Начиная с этого матча, команда провела «всухую» половину из оставшихся игр, включая поразительную серию 12 из 17 матчей. Так с началом нового календарного года «лисы» превратились из неожиданных претендентов на титул в фаворитов. «Лестер» более организовано действовал в атаке и более мощно на стандартах. Хут даже признавал, что он часто действовал за рамками правил. Когда в следующем сезона рефери получили инструкции наказывать за «растягивание футболок у углового флажка, «Лестеру» стало очень туго. Правый защитник Симпсон даже заявил, что это решение очень негативно повлияло на команду. Переход на более глубокий и компактный блок был на пользу и Варди, второму ключевому игроку «Лестера». Он стал первым футболистом, забивавшим в 11 матчах Премьер-Лиги подряд. Если же вспомнить, что за весь  предыдущий сезон он забил всего пять голов, то это достижение кажется ещё более невероятным. Когда форма «Лестера» казалась скорее чем-то необычным, чем инструментом, превращающим их в претендентов на титул, его имя активно мелькало на первых полосах печатных изданий. Пока все концентрировали внимание на его голеадорском рекорде, после победы над «Ньюкаслом» со счётом 3-0 в ноябре, «Лестер» незаметно вышел на первое место. Команда не покидала первой строки турнирной таблицы в 20 из оставшихся 23 туров.

Восход Варди на футбольную вершину был действительно невероятным. Он закончил академию «Шеффилд Уэнсдей», а потом успел покончить с футболом на семь месяцев, чтобы спустя некоторое время оказаться в «Стоксбридж Парк Стилз» из восьмой лиги, где он получал 30 фунтов в неделю, и в конечном итоге взобраться на футбольный Эверест. После обвинения в изнасиловании он полгода играл с электронным браслетом на ноге и должен был находится дома с шести часов вечера ежедневно. Это означало, что он покидал поле по ходу второго тайма и быстро ехал домой. После этого он за 15 тысяч фунтов перебрался в «Галифакс Таун» из седьмой лиги и параллельно работал на фабрике по производству углепластика. В 41 матче за команду он забил 29 голов и привлёк внимание «Флитвуд Таун» из пятого дивизиона, где в течение одного сезона в 42 матчах забил 34 гола. Эти показатели не остались незамеченными «Лестером», который выложил за Варди 1 млн фунтов, что стало рекордом для игрока, выступающего не в Премьер-Лиге.

Изначально казалось, что Варди просто не готов к элите, но он серьёзно улучшил свое первое касание и завершающий удар, превратившись из энергичной рабочей лошадки в самого опасного нападающего дивизиона. Проведя большую часть карьеры играя широко, Варди был мастером забегов в свободные зоны за спинами центральных защитников. Он прекрасно получал мяч на ходу и отправлял его в ворота. Когда же его голеадорские таланты стали очевидны, изменились и его обязанности на поле. В начале сезона он часто садился глубже в пару к Окадзаки, чтобы обеспечивать компактность игры и непроходимость для соперника. Хотя Раньери настаивал на необходимости придерживаться системы, Варди со временем разрешили оставаться ближе к воротам соперника, так сказать на голове у последнего защитника. Это значило, что он находился достаточно далеко от Окадзаки и мог быстро приближаться к воротам соперника. Это была скорее 4-4-1-1, чем 4-4-2. Памятный гол Варди в ворота «Ливерпуля» дома (2:0) — отличный пример того, как «Лестер» работал на своего форварда. Марез подобрал мяч глубоко на своей половине поля и отправил его на Варди, который забил первый гол в матче. Трудно придумать более прямолинейную атаку, чем один единственный пас. «У Джейми Варди вечеринка» стало главной речовкой болельщиков «Лестера».

Варди отлично сыгрался с Дринкуотером, чьи диагональные передачи прекрасно сочетались со стремительными ускорениями Варди. Дринкуотер восхищался: «Я могу отправить мяч с 50% точностью, но благодаря скорости и футбольному голоду он все равно его найдёт. Из-за его игры даже плохие передачи кажутся мастерскими». Голкипер Каспер Шмейхель говорил примерно то же самое: «Отлично, когда в вашей команде есть такой игрок. Достаточно вынести мяч, и он уже из этого сумеет получить пользу, ведь он всегда его догоняет и никогда не сдаётся». Дальние забросы Шмейхеля стали важным орудием контратак «Лестера». Его действия можно сравнить с революционной игрой его отца в годы становления Премьер-Лиги. Чтобы подчеркнуть отсутствие интереса «Лестера» к владению мячом, стоит вспомнить, что у Шмейхеля был худший показатель успешных передач в Премьер-Лиге. Однако его навыки были необычайно важны, ведь он создал намного больше шансов для партнёров, чем любой другой голкипер.



Все книги на carrick.ru