Майкл Кокс. «Миксер: История тактики в Премьер-Лиге». Глава 15. Трио в центре поля. Часть 3

Лэмпард был идеальным футболистом. У него было три сильных стороны: он всегда находился в прекрасной физической форме, умел идеально выверить свои забеги в штрафную площадь и отлично бил с 25 метров. Он с детства запомнил девиз своего отца «Простота — залог успеха» и отлично применял его на практике. Лишь немногие смогли добиться такого успеха — статуса второго лучшего игрока мира — при столь прямолинейной игре. Лэмпард чаще всего забивал издали, так что не удивительно, что ему принадлежит рекорд Премьер-Лиги по ударам такого плана. Но по-настоящему уникальной красоты удары ему удавались не с первого раза. На самом деле, большая часть его голов издали красотой похвастать не могут. В основном мяч отлетал к нему на отскоке или из-за ошибки голкипера. Лэмпард объяснял: «Увеличение показателя забитых голов стало частично возможным из-за изменения моей техники ударов по мячу. Ранее я старался ударить изо всей силы, что в принципе и неплохо, но только в том случае, когда ты можешь пробить на силу в дальний угол. Современный футбол стал легче, поэтому, чем меньше силы в ударе, тем более непредсказуемой становится траектория полета мяча для голкипера. Даже Петр Чех с трудом останавливает такие мячи лишь кончиками пальцев, хотя мяч, по сути, летит прямо в него». Этим все сказано: сначала эффективность, а потом уже красота.

Так получилось, что личностные и профессиональные изменения футболистов фактически никогда не рассматривались как ключевой фактор прогресса игры. Удивительно, что лишь в конце 90-х клубы Премьер-Лига начали работать над выработкой единого стандарта игры, а до этого каждый из них полагался на свои собственные предпочтения. Так при общепринятом использовании мяча Mitre в «Челси» предпочтительнее был мяч Umbro из-за непредсказуемости его полета для голкиперов, а в «Ливерпуле» — мяч от Adidas из-за большей скорости полета в воздухе. Эти факторы являлись ещё одним преимуществом домашнего поля.

Тактический путь Джеррарда было более трудным и тернистым. Хотя Бенитес часто играл по схеме 4-2-3-1 с Джеррардом за спиной основного нападающего, испанец в течение сезонов 2005/06 и 2006/07 активно убеждал журналистов, как и самого Джеррарда, что он может эффективно действовать справа в схеме 4-4-2, отмечая увеличение его голевых показателей. Но лучше всего Джеррард играл, действуя на острие в схеме 4-2-3-1, забегая вперед и регулярно выступая серьезной угрозой воротам соперника. Сам же Джеррард рассыпался в комплиментах Хаби Алонсо, который позволил ему раскрыться в этой роли: «Я не думал, что могу играть на позиции десятки. Но благодаря количеству времени, которое у меня появлялось благодаря Хаби и его скорости мысли, я смог».

Джеррарду приходилось играть на множестве разнообразных позиций, из-за чего возможно он и оказался так близко к уходу из «Ливерпуля» и воссоединению с Лэмпардом. Слухи о его возможном уходе появились в 2004 году, но именно годом позже — сразу после того, как Джеррард привел «Ливерпуль» к триумфу в Лиге Чемпионов — он подал прошение о трансфере. Однако «Ливерпуль» отклонил рекордное предложение «Челси». Джеррард настаивал на том, что он никогда не хотел уходить и обвинял «Ливерпуль» в неудачном процессе переговоров о новом контракте. Если бы трансфер все-таки стал реальностью, а в течение некоторого времени это казалось вполне осуществимым, Джеррард и Лэмпард играли бы на постоянной основе в схеме 4-3-3 при Моуринью. Эрикссон был бы очень рад использовать ее же в сборной. Но трансфер так и не осуществился. Джеррард забрал свое прошение о трансфере, а в «Челси» купили Майкла Эссьена.

Первый матч отбора к Чемпионату мира 2006 года — на выезде против сборной Австрии — задал тон всем дальнейшим событиям. Без необходимости переживать насчет того, куда же поставить Скоулза, Эрикссон спокойно отправил на левый фланг Уэйна Бриджа, Бекхэм оказался вновь справа, а Лэмпард с Джеррардом — в центре. Атакующая мощь пары центральных полузащитников конвертировалась в преимущество в два гола, но их недоработки в обороне позволили сопернику сравнять счет. Сначала из-за ошибки Лэмпарда австрийцы получили право пробить штрафной, который закончился результативным ударом Роланда Коллманна, а потом Джеррард потеряв свою позицию пытался реабилитироваться, но в итоге лишь изменил траекторию полета от удара Андреаша Иваншича и отправил мяч прямо в ворота Дэвида Джеймса. С этого момента начался бесконечный спор: могут ли Джеррард и Лэмпард вообще играть вместе?

На самом деле, вопрос был в том, способны ли они играть в паре в центре в схеме 4-4-2. Хотя было очевидно, что переход на схему 4-3-3 пошел бы на пользу обоим. Эрикссон скептически относился к этой идее, ведь ещё трем ключевым игрокам — Бекхэму, полузащитнику, лучше всего подающему справа; Руни, второму нападающему; Майклу Оуэну — быстроногому голеадору, которому нужен был напарник — лучше всего подходила схема 4-4-2. Эриксон разрывался между «даймондом», который кажется никогда не подходил сборной Англии, и 4-4-2 с Джеррардом и Лэмпардом в центре поля, системой, которая работала против андердогов, но оказывалась недейственной в противостоянии с более сильным соперником. В игре со сборной Северной Ирландии имел место небольшой эксперимент: Дэвид Бекхэм действовал за спинами Джеррарда и Лэмпард, а Шон Райт-Филлипс и Руни играли в стиле Оуэна. Он закончился провалом. Сборная Англии проиграла 1-0. По признанию Эрикссона «Бекхэм постоянно раздавал дальние пасы, которые редко находили адресата». Это интересно с точки зрения того, что Эрикссон верил, будто Оуэн мог играть в качестве единственного нападающего, Руни — на левом фланге в схеме 4-3-3, но считал, что Бекхэм не подходил для этой расстановки. Получалось, что именно он мешал использованию схему 4-3-3, особенно своей невнятной игрой из глубины.

К началу Чемпионата мира 2006 года, последнего турнира для Эриксона у руля команды, ситуация стала совершенно непонятной. В товарищеском матче против сборной Венгрии накануне старта турнира Джеррарда весьма удивили футболкой с девятым номером и задачей играть за спиной единственного нападающего Майкла Оуэна. В схеме 4-1-3-1-1 Каррагер вышел на позиции игрока, удерживающего мяч, а Лэмпард, Бекхэм и Джо Коул должны были бороздить весь центр поля. Эта схема казалось подходила всем, да и команда победила со счетом 3-1. Но уже в игре против сборной Ямайки Эрикссон вновь использовал 4-4-2 с Джеррардом и Лэмпардом в центре, что в общем-то не помешало команде разбить ямайцев. С этой же схемой сборная Англии выходила на поле в течение всего группового этапа. Более того, именно Джеррарда из пары попросили действовать с большим прицелом на оборону. Так, в одной схеме он должен был действовать намного впереди Лэмпарда, а в другой — ещё и несколько глубже него. Не удивительно, что оба игрока так и не смогли наладить взаимодействие.

Оуэн получил серьезную травму колена в финальной игре группового этапа против шведов. Так что на стадии плей-офф англичане переключились на 4-1-4-1: Руни оказался один в атаке, а в центре поле появился полузащитник, работающий на удержание мяча, что дало возможность Джеррарду и Лэмпарду атаковать. В победном матче второго раунда против Эквадора, Майкл Каррик играл на удержание и делал это на выдающемся уровне, контролируя темп игры и прерывая пасы соперника. Но уже на четвертьфинальный матч против сборной Португалии он не вышел. Его функции с правого фланга обороны был призван выполнять Харгривз. Именно после игры с португальцами, которая закончилась поражением англичан в серии пенальти, все осознали важность опорного полузащитника.

Перед началом турнира Харгривз оказался под шквалом необоснованной критики в основном из-за того, что он был одним из немногих английских игроков, которые на тот момент никогда не играли в Англии. Немногие британцы следили за матчами Бундеслиги, а ведь было очевидно, что он был высококлассным игроком. С «Баварией» из Мюнхена он в качестве основного игрока полузащиты четыре раза побеждал в Бундеслиге и выигрывал в Лиге Чемпионов. Но это не мешало большинству английских журналистов накануне турнира сомневаться в том, достаточно ли он хорош для сборной. Все дошло до того, что во время пресс-конференции один журналист спросил Лэмпарда: «Какой смысл в вызове Оуэна Харгривза в сборную?» А всего месяц спустя именно его считали лучшим игроком четвертьфинала. Он также был признан лучшим игроком того сезона по версии болельщиков. Джеррард и Лэмпард не потеряли статуса лучших полузащитников, но стало очевидно, что для максимального раскрытия потенциала им за спиной нужен был игрок, работающий на удержание мяча. Благодаря этому, а также двум успешным сезонам «Челси» имени Клода Макелеле в Премьер-Лиге, этот период стал пиком популярности игроков данного амплуа.

Это стало ещё более очевидно в течение провального отбора к Евро-2008 под руководством Стива Макларена, который хотя бы осознал необходимость использования опорника. В 11 из 12 матчей отбора в стартовой обойму выходили Харгривз, Каррик или Гарет Барри. Джеррард и Барри отлично взаимодействовали, частично благодаря тому, что ещё на Евро-2000 двое самых молодых участников той команды стали друзьями. Англичане достаточно дисциплинированно отыграли в защите, пропустив лишь в трех из 12 матчей отбора. Но главной проблемой для них стала атака, свидетельством чего стали два безголевых ничейных матча против сборных Македонии и Израиля.

А дальше было печально известное поражение от сборной Хорватии. Из-за стечения обстоятельств, в последнем матче отбора на «Уэмбли» против команды, которая уже квалифицировалась на турнир и ни в чем не нуждалась, англичанам достаточно было лишь сыграть вничью. Барри, Лэмпард и Джеррард вышли в полузащите в схеме 4-3-3 на тот матч. Однако с первых минут англичане очень нервничали, особенно голкипер Скотт Карсон, проведший просто кошмарный дебютный для себя матч за «трех львов». К перерыву сборная Англии уступала со счетом 0-2, и Макларен решил пожертвовать Барри, чтобы перейти на схему 4-4-2 и атаковать. Да, команде удалось отыграться по ходу второго тайма, что давало им возможность выступать на Евро, однако Макларен не стремился защитить результат и выпустить обратно в центр поля игрока для удержания мяча. Харгивз так и остался на лавке запасных, а Джеррард и Лэмпард, естественно, не смогли дать отпор сопернику в центре поля. Конечно, нельзя утверждать, что выход опорного полузащитника наверняка бы решил все проблемы — ведь сборная Англии пропустила два мяча с Барри на поле — но это казалось очевидным решением при необходимости не пропустить в течение 25 минут.

Англичане, несмотря на то, что для них не было необходимости забивать третий гол, ощущали, что их атакующая игра выглядит лучше, продолжали атаковать, но в обороне чувствовалась природа неизбежности. Младен Петрич получил мяч у пределов штрафной площади, прямо в зоне, где должен располагаться опорный полузащитник, обыграл с легкостью Лэмпарда и забил гол. Англичане вылетели с турнира. Наивность тактических действий в том матче признал и Стивен Джеррард: «Когда проигрываешь 2-0, то нужно рисковать. Мы рискнули и серьезно улучшили свою игру во втором тайме. Мы смогли сравнять счет. Но сразу после этого мы должны были снимать все вопросы. Когда тебе удается вернуться в игру, нужно рискнуть, но потом сделать все, чтобы успокоить игру. Мы этого не сделали и попались на контратаке».

2008 был годом, когда Премьер-Лига впервые заняла первое место в рейтинге УЕФА. Но это был также и год, когда сборная Англии не смогла квалифицироваться на Чемпионат Европы. Англия имела в своем распоряжении одновременно лучшую лигу в Европе и сборную, которая не попала в 16 лучших команд. Разница в тактической подкованности лучше все продемонстрировала зависимость Премьер-Лиги от иностранного влияния, особенно в аспекте стратегических новаций.


Глава 15. Часть 2 →

Все книги на carrick.ru