pub

Майкл Кокс. «Миксер: История тактики в Премьер-Лиге». Глава 14. Иберийское влияние II. Часть 2

Легендарный камбэк в финале против «Милана». Мерсисайдцы отставали 0-3 в перерыве, все голы пропустив с контратак. Но изменение системы и выход Хаманна критически изменили ход: за 15 минут счет сравнялся. Говоря проще, это было самое эффективное и решающее изменение в тактике в перерыве матча за всю историю футбола. Но в реальности все было намного сложнее.

Всех удивило решение Бенитеса выпустить Хаманна. Несмотря на то, что иногда Рафа использовал-таки двух центральных полузащитников — Алонсо и Джеррард в матчах АПЛ, — успех «Ливерпуля» в Европе во многом случился благодаря игре с дополнительным опорным полузащитником. Бишчан, хорватский опорник, попадал в стартовый состав всех шести матчей плей-офф, три из которых прошли в паре с Хаманном, чтобы образовать оборонительный вал. К тому же, Бенитес был повернут на реагировании на действия оппонента, а Карло Анчелотти выпустил в центре поля «Милана» тройку свободных полузащитников — Андреа Пирло, Кларенс Зеедорф и Кака в ромбе с единственной рабочей лошадкой в лице Дженнаро Гаттузо. Иногда Анчелотти заходил еще дальше и выпускал Руи Кошту вместо второго форварда переходя на 4-3-2-1. «Милан» креативил в центре поля больше любой другой команды в Европе.

И хотя Бенитес по старой привычке не говорил до самого матча игрокам, кто из них попадет в стартовый состав, он все-таки сказал Джеррарду, что тот будет располагаться по схеме 4-4-2, Харри Кьюэлл опустится ниже за Бароша, а Алонсо и Джеррард будут играть в центре. Когда Стивен рассказал задумку Каррагеру, тот не мог поверить: «В моем мозгу не было сомнений, что Диди [Дитмар Хаманн — прим.] будет персонально опекать Кака. Ни мне, ни ему не могло даже показаться, что Дитмар не выйдет в финале... Я не должен был знать состава на матч до его начала, но часть меня хотела выговориться и поведать боссу, что тот поступает неверно». Сам Хаманн тоже был немало удивлен, и когда Бенитес в раздевалке огласил состав с Джеррардом в опорной зоне, Хаманн выпал из реальности — первой его мыслью было: «Я не верю, что Хаби не играет сегодня».

Бенитес не проглядел угрозу в лице Кака — он по существу просмотрел кучу матчей «Милана» и специально подготовленное предматчевое видео обращало внимание на движение бразильца. Но Алонсо и Джеррард просто не могли с ним справиться. «В своей карьере я ни разу не встречался с игроком столько быстро обращающимся с мячом в ногах, — вздыхал Джеррард. — Кака был молниеносен». «Милан» вышел вперед благодаря раннему голу Паоло Мальдини со стандарта, и хотя «Ливерпуль» наслаждался владением, миланцы прекрасно реализовывали шансы. Кака врывался в пространство, созданное забеганиями Андрея Шевченко и Эрнана Креспо, за которыми по пятам к бровкам следовали Каррагер и Хююпия. Креспо забил два гола следом, второй был и вовсе шедевральным: Кака получил мяч, грациозно развернулся мимо Джеррарда и подкрутил навес — точный удар Креспо в дальний угол завершил атаку. Первый гол Креспо был обычным ударом из-за штрафной. 3-0, спокойной ночи. В перерыве Каррагер молил сокомандников, чтобы те не допустили еще большей резни.

И грянули замены. Бенитес хотел переключиться на оборону с тремя игроками, так что моментально отправил Джими Траоре в душевую, ведь играть ему больше не сулило. Также, он подозвал Хаманна и на меловой доске стал объяснять роль — остановить Кака — а затем отправил его разогреваться. Бенитес еще планировал вторую замену: выпустить Джибриля Сиссе, но коллега напомнил ему, что испанец уже использовал одну замену в первом тайме — Шмицер вышел вместо травмированного Кьюэлла — и было бы слишком рисково оставаться на весь оставшийся матч без последней замены. И вдруг физиотерапевт мерсисайдцев заявляет, к еще больше ярости игроков: правый защитник Стив Финнан может не отыграть все 90 минут и должен быть заменен. Пришлось Бенитесу амнистировать Траоре. Пока Рафаэль объяснял Джими новую тактику, защитник ползал по раздевалке в судорожных попытках найти выброшенные носки.

Меловая доска превратилась в несусветную чушь — пара игроков, вспоминая перерыв, говорили, что на схеме «Ливерпуля» было 12 игроков в формации на второй тайм, а сам Бенитес думал, что их 10, потому что снял Луиса Гарсию с правого фланга и забыл, что передвинул его в центр. «Красные» вышли на поле, где их уже ждал разминавшийся Хаманн, и каково же было его удивление при виде Траоре на позиции в защите — Дитмар ведь заметил, как тот полуголый отправился в душ.

Среди всего этого хаоса, по словам игроков, Бенитес внезапно установил атмосферу уверенности и спокойствия. Более важно, он переключил схему на очевидную и блокирующую «Милан» 3-4-2-1. Так у тренера в обороне добавился страхующий, прорывы Шевченко и Креспо стали менее чувствительны; в центре поля было четыре против четырех, а ведь раньше итальянцы там доминировали; даже баланс крайних защитников восстановился благодаря номинальному центрдефу Йону Арне Риису, слева игравшему против часто атакующего Кафу, а Шмицер не боялся выдвигаться вперед против Мальдини. Учитывая, что «Ливерпуль» использовал подобную систему против «Ювентуса», наверняка это все Бенитес продумывал заранее.

Новая формация эффективно нейтрализовывала атакующую игру «Милана», однако ответственность за последующие три гола в матче полностью была на Джеррарде. Пока Хаманн прикрывал тыл, Джеррард отбросил страх и выдал классическую игру в одного полузащитника — он вел «Ливерпуль» вперед к маловероятному камбэку. Первый мяч Джеррард забил головой, затем занял позицию справа, освободив пространство для Шмицера, чтобы тот забил дальнобойный второй, и в конце пытался прорваться в штрафную, но его сбили — пенальти отразил голкипер, но на добивание успел Алонсо. Когнитивный диссонанс: за семь минут «Ливерпуль» забил три гола «Милану» — клубу с самой устрашающей обороной в мире: Кафу, Яп Стам, Алессандро Неста и Мальдини.

Оставшийся час, включая дополнительное время, был напряженным, но не таким богатым на события. Решающей стала замена Анчелотти: он выпустил быстроногого левого вингера Сержиньо вместо Зеедорфа. Джеррарда передвинули на правый край защиты, но он был очевидно утомленным, так что Сержиньо стал самым опасным игроком на поле — постоянно навешивал, включая передачу на Шевченко, за которым последовал невероятный двойной сейв Дудека. Польский голкипер тоже стал героем матча, раз за разом спасая ворота от ударов Пирло и Шевченко. Невероятным образом «Ливерпуль» близился к званию европейских чемпионов.

Стамбульский камбэк был занятно похож на другой финал «Ливерпуля» Бенитеса, который они в итоге выиграли годом позже — Кубок Англии. Снова плохое выступление, отставание 0-2, затем 2-3, в соперниках средненький «Вест Хэм», и только восхитительный 32-метровый пушечный выстрел Джеррарда в дополнительное время спас ситуацию, это был его второй гол в матче. В итоге «Ливерпуль» выиграл по пенальти. Есть что-то нелогичное в Бенитесе. Он мастер изучения, подготовки и контроля, но два своих трофея с «красными» выиграл в таких драматичных, невероятных и маниакальных обстоятельствах. Нил Меллор, воспитанник, забивший несколько очень важных голов в сезоне 2004/05, ярче других резюмировал: «Со всеми своими тактиками — которые были очень важными — лучших результатов Рафа добивался в хаосе».

На протяжении шести лет Бенитеса в «Ливерпуле», его составы всегда были максимально укреплены в центральных позициях, однако его тактическая востребованность мешала процветать флангам. Крайние защитники должны были смещаться в центр — это плохо сказывалось на играх со слабыми соперниками, так как команде не хватало атакующей мощи, а вингеры не могли похвастаться большой свободой действий — им было разрешено лишь без удовольствия сновать вдоль бровки. В свои первые три месяца в «Ливерпуле» Бенитес переместил ребят, игравших годом ранее на позиции крайнего защитника, на край полузащиты — Феннана или Риисе — для придания баланса и формы. И все же постепенно он стал чаще привлекать атакующе-ориентированных вингеров к играм, что подчеркивало первоначальные замыслы Рафы. Типичный случай — Дирк Кюйт. В 2006-м его подписали из «Фейеноорда», он был превосходным бомбардиром: 91 гол за четыре сезона в общепризнанной ненадежной «Эредивизи». Бенитес превратил голландца в функционального и трудоголичного полузащитника края поля, известного своей привычкой преследовать крайних защитников соперника. И Моуринью, и Бенитес разделяли одержимость крайними полузащитниками, способными упорно работать и в обороне — прямой ответ моде на фланговых атакующих защитников. К слову, Бенитес когда-то хотел подписать Дани Алвеса, который в итоге стал лучшим правым фулбеком мира в составе «Барселоны», и поставить его в линию полузащиты.

Такие парни как Альберт Риера, Джермейн Пеннант и Марк Гонзалес, не очень подходящие под определение победителей Лиги, были куплены, потому что подходили требованиям Бенитеса для игры на фланге: бегать туда-сюда по бровке, при этом сохраняя структуру игры. Риера позже вспоминал инструкции тренера перед победой над «Реалом» в 2009-м году — Бенитес считал, что если выключить из игры правого вингера «сливочных» Арьена Роббена, то можно сыграть «сухо». Так что основной задачей Риеры было находиться прямо перед левым защитником «Ливерпуля» Фабио Аурелио, блокируя возможность передач от правого фулбека реала Серхио Рамоса на Роббена. Риере запретили покидать позицию на левом фланге совсем, в том числе и на проходы в штрафную соперника через центр поля. Это сработало волшебным образом и Бенитес обыграл клуб своей юности — и никто не будет оспаривать его правоту в европейских турнирах — но такая тактика в матчах со слабыми командами играла против «Ливерпуля».

Райана Бабеля, быстроногого атакующего вингера, окрестили «новым Тьерри Анри» и приехал в Ливерпуль он в 2007-м году. Он крайне бесил Бенитеса, потому что любил смещаться в центр, но это было естественно для правоногого футболиста, играющего слева. Бенитес назначил серию тренировок один на один с голландцем — сначала Бабель должен был принять решение, сдвинуться в центр или пойти дальше по бровке в зависимости от того, в какой ноге у него мяч. Таким образом, его ограничивали в соблазне пройти на дриблинге располагающегося против него соперника.

Крейг Беллами, способный играть как на фланге, там и впереди, проходил что-то подобное. «Тактическая работа у Рафы была очень, очень хорошая. Я многому научился у него в этой стезе. Но он не мог смириться с мыслью, что некоторым игрокам необходима была частичка свободы, чтобы выразить себя разными способами. С оборонительной точки зрения Рафа был исключительным. Он очень хорошо понимал соперника и знал, как нивелировать угрозу и подавить нападающих. Он использовал видеоанализ, чтобы пройтись по сильным и слабым сторонам соперника, не оставляя шансов... Но не было никакой спонтанности. Совсем. Проработав с многими тренерами, могу сказать, что Рафа доверял своим игрокам меньше всех». Смущало, однако, что несмотря на все эти инструкции, никакой превалирующей идентичности в атакующей игре «Ливерпуля» не было. Они четко играли без мяча, организованно и компактно, но никакой основной философии с мячом.

Ближе всего к победе в чемпионате Бенитес был в своем пятом сезоне, 2008/09, когда «Ливерпуль» финишировал вторым, прямо за «Манчестер Юнайтед». Костях— Рейна в воротах, Каррагер и кто-то из Аггера, Шкртела и Хююпия в центре обороны, в полузащите Хавьер Маскерано, Алонсо и Джеррард, а Фернандо Торрес в нападении — наверное, был сильнейшим, который когда-либо видела Премьер-Лига. «Ливерпуль» заработал 12 очков в четырех матчах с чемпионами — «Манчестер Юнайтед» — и с «Челси», финишировавшим третьим. Однако, не хватало все-таки вариативности в атаке, чтобы выиграть титул, и хотя «Ливерпуль» завершил сезон с лучшим показателем по забитым голам в Лиге, они пять раз сыграли нулевую ничью: дома против «Стока», «Фулхэма» и «Вест Хэма», а на выезде против «Астон Виллы» и снова «Стока» — все команды невысокого уровня.

Взглянем на таблицу Премьер-Лиги и ситуация проясняется. Против топ-7 «Ливерпуль» не проигрывал и набрал на десять очков больше чемпионов из «Юнайтед». Но против команд ниже 8-й строчки — «красные дьяволы» получили на 14 очков больше. Опасливый и реагирующий футбол Бенитеса идеально подходил для борьбы с сильным соперником, но Премьер-Лига в равной степени и о превосходстве над слабыми, с чем мерсисайдцы не очень хорошо справлялись. «Мы всегда лучше играли против более сильных команд, — годами спустя скажет Стивен Джеррард. — Но страдали в матчах против „Фулхэма“ дома, „Вест Брома“ дома, когда они ставили автобус, а нам не хватало магии, чтобы его вскрыть».

Конечно, отрывки автобиографической книги Бенитеса свидетельствуют о том, что он действительно все силы отдавал на подготовку к большим матчам — например, подход к стандартным положениям. «Если по отчетам понятно, что соперник слаб на ближней штанге при подачах угловых, то возможно стоит в двух матчах, предшествующих этому сопернику, играть на дальнюю штангу, в центр штрафной — куда угодно, только не на ближнюю». В таких действиях есть логика и легко подтвердить хорошую рутинную работу «Ливерпуля» над стандартами. Кроме того, часто забивали неожиданные личности — Аггер против «Челси» в 2007-м и Йосси Бенаюн против «Реал Мадрид» в 2009-м. Однако концентрация над серьезными соперниками все же вредила мерсисайдцам в таких важных матчах с маленькими командами, ведь часто они находили игру «Ливерпуля» в атаке очень предсказуемой.

Интересно, что по приходу Бенитеса в 2004-м, руководство предоставило ему «окно для перестройки» в размере трех лет, отражая объем необходимых работ на «Энфилде». По завершению срока, «Ливерпуль» должен будет способен к соперничеству. Но успехи Бенитеса в кубках как раз пришлись на те стартовые три года: успехи в Лиге Чемпионов и Кубке Англии в 2005-м и 2006-м, финал против «Милана» в 2007-м, где «Ливерпуль» проявил себя намного лучше финала-2005, но удача отвернулась от них, а Пиппо Индзаги реализовал свои шансы.

Во время этой «эры реагирования» — совместные три года Моуринью и Бенитеса в Премьер-Лиге — мэтры сталкивались между собой 15 раз, по пять в каждом сезоне. Девять из этих игр окончились либо без голов, либо только с одним забитым мячом. При встречах команд на европейском уровне, нейтральные болельщики могли лицезреть значительный сдвиг в сторону оборонительного, физического, высоко систематизированного футбола, воплощенного этими двумя командами. Вышеупомянутый Вальдано, чемпион мира в составе сборной Аргентины, тренировавший мадридский «Реал», где он пересекался с Бенитесом, стал уважаемым футбольным писателем в Испании и выступил с удивительно сильным, почти беспрецедентным упреком после пятнадцатой встречи Моуринью и Бенитеса между собой — и хотя «красные» вышли победителями той ночью, Моуринью в общем зачете обошел Бенитеса 7-5.

«Поставьте палку с говном посреди этого восхитительного стадиона [„Энфилда“] и люди начнут говорить, что это искусство. Но это не так: это говно на палке». Вальдано взорвался. «„Челси“ и „Ливерпуль“ показывают чистейший, самый яркий пример направления развития футбола: крайне напряженный, очень командный, очень тактический, максимально физический и гиперпрямой. Но, может, короткий пас? Не-е-ет. Финт? Не-е-ет. Изменение скоростей? Не-е-е-ет. Сыграть в стеночку? Пробросить мяч между ног? Игра пяткой? Не смешите меня. Ничего из этого. Максимальный контроль и серьезность, с которыми играли команды в полуфинале, лишали всей креативной составляющей футбола, моментов с утонченными навыками.

Если Дидье Дрогба был лучшим, то исключительно благодаря своим способность бегать быстрее всех, прыгать выше всех, толкаться сильнее всех. Такая экстремальная интенсивность нивелировала полностью талант — блистательный Джо Коул выглядел дезориентированным. Если футбол будет развиваться по пути „Челси“ и „Ливерпуля“, нам нужно быть готовыми попрощаться с любым проявлением экспрессии, ума и таланта — чем мы наслаждались последний век.

[Моуринью и Бенитес] имеют две общих черты: им не удавалось ранее удовлетворить сильную жажду славы, а также они помешаны на тотальном контроле. Кроме того, их объединяет ключевой фактор — никто из них не был профессиональным футболистом. В связи с этим свое тщеславие они направили в тренерское ремесло. Те, кто не обладал достаточным талантом, будучи футболистом, не верят в талант игроков, они не верят в способность импровизировать для того, чтобы выигрывать матчи. Короче говоря, Моуринью и Бенитес — именно те тренеры, которые реализовали бы Моуринью и Бенитеса в роли игроков».

Моуринью и Вальдано.

Очень сильное заявление. Вальдано категоричен: Моуриньо и Бенитес казались совершенно недоверчивыми к чутью, спонтанности и индивидуальному блеску. Интересно, что Вальдано позже сам стал директором «Реала», но был уволен в 2011-м после ссоры с главным тренером клуба — Жозе Моуринью. «Он персона, которая идеально подходит нынешним напыщенным, поверхностным временам, — жаловался Вальдано. — Я никогда не слышал от него фраз о футболе, которые бы стоило запомнить, публично ли сказано, или приватно». Ни один из двух ключевых тренеров Эры Реагирования Премьер-Лиги не удовлетворял потребности к романтике футбола. Но, если винить Моуринью и Бенитеса в прагматизации главной английской Лиги, не стоит забывать, что благодаря им был совершен величайший прыжок в плане футбольной тактики. Эта парочка изучала соперников с невероятной внимательностью, они образовывали оборонительные формы — в той степени, что их команды обладали лицом, но не обладали мячом на поле — и старались доминировать посредством центра поля со схемами 4-3-3 и 4-2-3-1, хотя в Англии была распространена 4-4-2. Они показали, как это важно — быть компактным и в тоже время быстро реагировать на события.

Больше другого чувствовалось, что их команды формируются «сверху-вниз», нежели «снизу-вверх». И пока доминировавшие в 90-е «Манчестер Юнайтед» и «Арсенал» соперничали благодаря индивидуальному мастерству исполнителей, «Челси» и «Ливерпуль» в середине нулевых полностью отражали стратегическое видение тренеров. Впервые философия и взгляд руководящего стали более важными, чем стиль игры футболистов на поле.



Все книги на carrick.ru