pub

Майкл Кокс. «Миксер: История тактики в Премьер-Лиге». Глава 14. Иберийское влияние II. Часть 1

Глава 14. Иберийское влияние II

Мы все подготовили идеально: углубились в записи на DVD, рутинно отрабатывали стандарты, анализировали оппонентов, передавали знания своим игрокам. Каждая игра есть лишь кульминация процесса прошедших дней, основанная на исследовании прошедших декад.
Рафаэль Бенитес

Прибытие Рафаэля Бенитеса не было столь ярко обставлено, как в случае с Моуринью. Он не был такой обаятельной персоной и вел себя более сдержанно с медиа. Но был столь же образованным тренером, и не меньше вложился в трансформацию английского футбола своей тактической сообразительностью. Бенитес сделал значительный вклад в прогресс английских клубов на международном уровне в середине нулевых. В 2008-м УЕФА назвала Премьер-Лигу лучшей в Европе — внезапный скачок, а все благодаря континентальным инновациям Моуринью и Бенитеса.

Назначение Бенитеса мгновенно вызвало возбуждение в рядах болельщиков «Ливерпуля», ведь именно его «Валенсия» с позиции силы на «Месталье» двумя годами ранее уничтожила мерсисайдский клуб в полностью заслуженной победе 2-0, где счет мог быть и крупнее. Хорошо запомнилась та встреча превосходной пасовой комбинацией от центральных полузащитников Рубена Барахи и Давида Альбельда, над которыми играл аргентинец Пабло Аймар с «десяткой» на спине — он и завершил результативным ударом по воротам. Это был один из лучших командных голов в истории Лиги Чемпионов. Хорошо поставленный футбол в «отдал-открылся». «Я не помню ни одного матча в Европе, чтобы нас так прижимали», — вспоминал тогдашний наставник мерсисайдцев Жерар Улье. Игроки «Ливерпуля» заметили организацию игры команды Бенитеса — последствия тренерского стиля испанца. И хотя, по пришествии на Туманный Альбион, Бенитес заявил, что хочет побеждать «правильным путем», его футбол не славился развлекательными чертами и он редко предпочитал ярких футболистов. Он был просто отменным стратегом.

С ранних лет Бенитес любил играть в шахматы и это отражалось на его восприятии и работе в футболе. «В футболе, как в шахматах, нужно думать и анализировать то, что происходит. Нужно иметь основной план и запасной план, лучше еще и третий резервный продумать, — говорил он. — Прежде чем что-то делать, необходимо четко взвешивать всё, готовиться и пытаться предвидеть решения оппонента». Такое можно сказать про любой спорт, но гроссмейстер Бенитеса очень влиял на Бенитеса-футбольного тренера. Про шахматы он говорил: «Нужно держать под контролем центр и выжидать момент для атаки. Некоторые люди слишком агрессивны, слишком наступательны, но в шахматах это иногда опасно, ведь оппонент может быть хорош в обороне и игре на контр-выпадах». Отличное резюме подхода Бенитеса к работе в «Ливерпуле» в общем и к играм с «Челси» Моуринью в частности. Его соперники были хороши в нападении, поэтому «Ливерпуль» был внимателен, не соглашался играть по их правилам. Агенты бывших игроков Бенитеса не раз отмечали, что Рафаэль видел игроков исключительно как шахматные фигуры, футболисты, служащие цели, но никак не людей с характерами, которых надо было поддерживать или вдохновлять. «Я не уверен, что он заинтересован в игроках, как в людях», — говорил как-то Стивен Джеррард.

Когда карьера Бенитеса-игрока была завершена из-за травмы колена во время выступления за сборную Испании на Универсиаде — красноречивое оправдание его академического начала — он прошел тренерский путь внутри системы мадридского «Реала» и побыл немного ассистентом будущего обладателя Лиги Чемпионов и Чемпионом мира Висенте Дель Боске. Дель Боске в 1994-м покинул пост, и его место занял Хорхе Вальдано — футбольный романтик. Бенитеса назначили тренером второй команды. Вальдано и Бенитес не сошлись по вопросу молодого полузащитника по фамилии Сандро — миниатюрного креативщика, типичного испанского плеймейкера. Вальдано был уверен, что в «Кастилье» для Сандро самое место и он заслуживает больше свободы на поле. Но Бенитес так не считал, жалуясь на отсутствие тактической подготовки Сандро, что оборачивалось скамейкой запасных для испанца. В этом был весь Бенитес — тактика превыше таланта.

Бенитес, снимавший на камеру собственные матчи для проведения пост-анализа, был одержим созданием собственной футбольной видеотеки. Одно время, когда он еще не мог рассчитывать на команду аналитиков, Рафаэль использовал телевизор, подключенный к двум записывающим устройствам — одно из них записывало матч целиком, другое — только определенные ситуации. Его видеотека быстро разрасталась, и Бенитес ввел постоянные видеосессии для своей команды в преддверии матчей — новинка для любой команды в ту пору. В Вальядолиде он попал в небольшое ДТП и по прибытии в раздевалку один из атакующих игроков решил его подколоть: «Мы рады, что вы в порядке, ведь кассетник скучал бы по вам». Очевидно Бенитесу было намного комфортнее изучать записи и проводить анализы, чем взаимодействовать со своими игроками. Он был из ранних пользователей ZX Spectrum и Atari — на них записывал информацию. Позже он даже сам себя нарек, хоть это и грустно звучит, «одиночкой с ноутбуком» — подтверждение его приверженности технологиям. Одна из стен его офиса на тренировочной базе «Ливерпуля» была полностью переделана в хранилище DVD. Некоторые он даже одолжил Джейми Каррагеру, включая пример оборонительной работы его «Валенсии» и записи с легендарным Франко Барези, который руководит задней линией «Милана».

Тот «Милан» под управлением революционера Арриго Сакки стал главным вдохновением для Бенитеса. Они играли по его словам «качественно, дисциплинированно и интенсивно». Несмотря на неумолимую атакующую силу, команда Сакки запомнилась за свою агрессивную оффсайдную ловушку и шикарную организацию обороны при схеме 4-4-2 — невероятная компактность от фронта до тыла, что не давало простора сопернику играть между линиями. «Если мы растягивались максимум на 25 метров между последним защитником и центральным нападающим — нас никто не мог победить, — говорил Сакки. — И поэтому команде надо было двигаться как единому целому вперед и назад по полю, а еще влево и вправо».

Ключевая характеристика «Ливерпуля» Бенитеса. Ему повезло унаследовать команду Жерара Улье, верившего в горизонтальную компактность настолько, что использовал в качестве крайних защитников номинальных центрбеков, а стоящих вингеров оставлял за бортом в пользу сужения каркаса команды. Бенитес же концентрировался больше на вертикальной компактности команды. Он частенько нервно задерживался на краю технической зоны, выкрикивая указания защитникам, хавбекам и нападающим, чтобы те сжались ближе друг к другу, с характерным жестом, будто бы играл на аккордеоне. «Команды ненавидели играть против нас, — позже сказал Каррагер. — Сопернику было ужасно тяжело, ведь мы не давали шанса им продохнуть. Если бы мне задали вопрос, какую фразу я чаще всего слышал на тренировках и играх, то конечно это был бы его возглас: „Компакт!“ Год спустя назначения Рафы мы были словно роботы, всегда знали четко что делать и что он от нас хотел. Это случилось благодаря постоянным повторениям на тренировках, мы делали упражнения снова и снова, до тех пор, пока он не будет удовлетворен».

Бенитес, или один из его тренеров, строил команду «Ливерпуля» из одиннадцати человек на поле и перемещался по зонам с мячом, командуя ближайшему к нему игроку прессинговать его, пока остальные должны были двигаться соответствующим образом, оставаясь компактными и не создавая свободной площади между линиями. Этот метод заимствован у Сакки, чьи тренировочные сессии Бенитес наблюдал в 90-х, когда работал в «Милане» и сборной Италии. Бенитеса очень польстило высказывание Сакки о «Ливерпуле»: «Они пример для подражания с двух сторон: командный дух и тактическая организация. Бенитес знает, что делает. Его команде недостает таланта, но они настоящая команда, компактная и современная». В лучшие отрезки «Ливерпуль» был достаточно гибким тактически, чтобы суметь играть очень глубоко обороняясь или воспользоваться крайне агрессивной офсайдной ловушкой — но для этого им нужно было оставаться очень компактными, включая и голкипера. Ежи Дудек удивился, когда Бенитес ему дал установку держаться ближе к оборонительной четверке. «Мне понадобился почти целый сезон, чтобы адаптироваться», — признавался позже вратарь. Параллельно, Бенитес начал наигрывать Пепе Рейну, более предрасположенного к игре с мячом. Игроки «Ливерпуля» были шокированы количеством сессий по тактике в его дебютной предсезонке. А Бенитеса шокировали крайне ограниченные познания в тактике его новоиспеченных подданных. Он был уверен, что «Ливерпуль» играл слишком интуитивно и настаивал, чтобы за основу был взят более методический подход. Он сказал Стивену Джеррарду, что тот чересчур много бегал вокруг да около. Также его поразило малое участие форвардов в игре — им уделялось небольшая роль в комбинациях. Бенитес начал построение более организованной, структурированной команды.

Бенитес углублялся в соперника так, словно это его собственная команда. Иногда он составлял 30-страничные досье и тратил по 15-20 минут на доклад игрокам. Он был помешан на сохранении своих планов в секрете и оглашал стартовый состав лишь незадолго до матчей. Некоторые игроки это не одобряли, потому что им было сложно ментально подготовиться к встречам. Но Бенитес в первую очередь не мог позволить утечек информации. И снова, типичный Бенитес: он думает, как противостоять сопернику, но не обращает внимание на психику игроков.

В своей первой игре на «Энфилде» Бенитес обыграл «Манчестер Сити» 2-1. Рафаэль после матча был встревожен близким расположением скамеек запасных и волновался, что его инструкции мог услышать тренер соперника. Поэтому он принял решение во время матча выкрикивать указания для Хосеми на своем родном языке с задачей переводить все его слова для команды — а все для того, чтобы тренер гостей не услышал. Ирония в том, что этим тренером был Кевин Киган, и, если только его менталитет не изменился кардинально после работы в «Ньюкасле», он вряд ли даже пытался думать над тактикой соперника. Сначала игроки протестовали против зональной опеки во время обороны при стандартах — это подразумевало закрепление определенного участка штрафной за отдельным игроком вместо фокусировки на забеганиях игроков соперника, система, которая очень негативно воспринималась из-за плохого старта «Ливерпуля». Но потом эта тактика настолько возымела успех, что в честь нее назвали сайт, посвященный футбольной тактике [www.zonalmarking.net]. «Зона никогда не забивала голы», — стандартный упрек от критиков подхода. Негатив продолжался, но вскоре теория была опровергнута на академическом уровне: команда Бенитеса в его дебютном сезоне пропустила лишь 12 голов со стандартов — четвертый рекорд Английской Премьер-Лиги. Затем, в сезонах 2005/06 и 2006/07 они пропустили лишь шесть мячей из убойных ситуаций — лучший показатель в истории турнира. Футболисты «Ливерпуля» привыкли к персональной опеке, но Бенитес настоял на зональной работе и в перспективе это сработало.

«В целом, мы начали пропускать реже, когда Рафа ввел зональную опеку, — говорил Каррагер. — Может показаться наоборот, но все винили исключительно систему, когда мы пропускали такие голы — если же опека была персональной, то винили игрока, упустившего своего футболиста». Забавно, что зональную опеку называли «зарубежной» идеей. «Арсенал» Джорджа Грэма в 90-х — самая оборонительная команда того периода — уже использовала эту тактику во время стандартов. Но демонстративным был другой момент: Бенитес безоговорочно верил в свои принципы и носом не вел, если у игроков возникали сомнения. Сама идея зональной опеки отражала подход испанца — командная работа и структура превалирует над индивидуальным мастерством. Бенитеса, кстати, еще критиковали и за интенсивную ротацию состава — беспричинное обвинение в том, что уже начало быть концепцией некоторых топ-тренеров.

Первый сезон Бенитеса в АПЛ был не выдающимся, клуб завершил кампанию на пятом месте, и «Ливерпуль» смог по-настоящему впечатлить только на этапе плей-офф Лиги Чемпионов. Бенитес в своей стихии — в двухматчевых противостояниях надо было грамотно нейтрализовывать сильнейшего соперника. В целом, успех «Ливерпуля» в том году был похож на триумфальный «Манчестер Юнайтед» в 1999-м: они проявляли удивительную тактическую зрелость на протяжении всей стадии плей-офф вплоть до финала, где их полностью деклассировали, прежде чем они совершили невообразимый камбек.

Плей-офф для «Ливерпуля» начался еще на групповом этапе — последний матч, домашняя игра с «Олимпиакосом». Мерсисайдцы набрали семь очков в последних пяти матчах, поэтому только победа принесла бы жизненно важные очки команде: десять в сумме, третье место за греками в таблице и шансы на выход в одну восьмую. На выезде в Афинах они уступили 0-1, и в связи с правилами турнира — в первую очередь решали очные встречи команд — «Ливерпулю» никак нельзя было пропускать дома, иначе пришлось бы забивать три. И тут Ривалдо результативно пробивает штрафной. Теперь «Ливерпуль» спасло бы только чудо.

В перерыве Бенитес сыграл ва-банк. Он изменил схему на трех защитников, убрал левого латераля Джими Траоре, выпустил французского форварда Флорана Синама Понголя, и тому потребовалось всего две минуты, чтобы сравнять. На 78-й минуте Бенитес снимает Милана Бароша, вводит в игру молодого Нила Меллора — и ему тоже потребовалось две минуты, чтобы отличиться. А значит, «Ливерпулю» нужен был всего-лишь один гол, чтобы пройти. Очевидно, героем стал Джеррард. Он подобрал умную скидку Меллора прямо на границе штрафной и с полулета невероятным образом пробил в дальнюю «девятку». Легендарный момент с индивидуальной точки зрения для капитана мерсисайдцев, но позади всего этого было нечто большее: решившая исход матча схема, обозначенная в перерыве, позволившая забить три гола во втором тайме, которые так были необходимы. И не последний раз.

Во втором раунде «Ливерпуль» встретился с «Байером» из Леверкузена. На бумаге казалось, что исход будет предсказуемым, но соперник доставил много неприятностей «красным». Двумя годами ранее, под руководством Улье, «Ливерпуль» уже встречался с «Байером» в четвертьфинале Лиги Чемпионов. 1-0 на «Энфилде», затем выезд в Германию. Там «красные» после шестидесяти минут игры удерживают ничью 1-1 и по сумме матчей проходят. Но Улье решает провести интересную замену: немецкий опорник Дитмар Хаманн уходит, вместо него заступает атакующий полузащитник Владимир Шмицер. События обернулись печально. «Ливерпуль» пропускает три в последние полчаса матча — финальный счет 4-2. Их просто уничтожили и после матча, в отеле, Улье созвал срочную встречу с игроками, где всем запретил обсуждать свои замены со СМИ. Он осознал, что допустил ошибку и это, скорее всего, было началом конца для француза.

В 2005-м Хаманн стал одним из ключевых игроков в противостоянии с леверкузенцами как дома, так и на выезде. «Ливерпуль» выиграл оба матча 3-1, а два мяча «Байера» были скорее утешительными и произошли на последних минутах. «Ливерпуль» был узким и компактным, нападающие прессинговали немцев, чтобы те не могли разогнать атаку от обороны, Хаманн безошибочно защищал линию обороны в паре с Игорем Бишчаном в отсутствие Хаби Алонсо. Забавно, что Бенитес провел такую же замену по сути, как Улье: выпустил Шмицера вместо Хаманна. Но к тому моменту «Байеру» нужно было забить шесть голов, все уже было ясно, так что Бенитес просто предоставил Дитмару отдых. Следующим соперником был «Ювентус». Дома «красные» играли по схеме 4-4-2. Молодой француз Антони Ле Таллек выдал лучший матч за «Ливерпуль» в карьере, а в паре у него был Барош. «Ливерпуль» вышел вперед после стандарта, рутинного розыгрыша с тренировки — отличился Сами Хююпя, ассистировал Луис Гарсия. Затем он же забил второй. И снова мерсисайдцы играют узко, окружают толпой невероятного плеймейкера Павла Недведа, и хотя Фабио Каннаваро смог-таки забил в концовке, «Ливерпуль» держал все под контролем.

Выезд в Турин. Классический матч Рафаэля Бенитеса: мерсисайдцы не произвели ни единого удара по воротам соперника, но добились безголевой ничьей, которая была необходима. Более важно, что Бенитес снова продемонстрировал свою способность нестандартно встречать соперников. Против узкой схемы «Ювентуса» и двух нападающих, испанец выставил схему 3-5-1-1 впервые в карьере. Но «Ливерпуль» всю неделю тренировался именно с ней. Когда Дудека вызвали на пресс-конференцию УЕФА в преддверии игры, Бенитес приказал ему на все вопросы отвечать, что «красные» будут использовать 4-4-2 — все для обмана «Ювентуса» Фабио Капелло. И действительно, перед свистком «Ливерпуль» выстроился в 4-4-2, но инструкция заключалась в немедленном перестроении на 3-5-1-1 сразу после начала игры, чтобы привести «Юве» в недоумение. Команда Капелло пыталась выстроить игру через Недведа, Алессандро Дель Пьеро, Златана Ибрагимовича и центр поля, но три центральных защитника и три центральных полузащитника «Ливерпуля» доминировали в той области поля.

Затем произошел знаменитый европейский полуфинал: «Челси» Моуринью против «Ливерпуля» Бенитеса. Момент, когда клубы Премьер-Лиги наконец-то столкнулись между собой в Лиге Чемпионов. А все благодаря двум иностранным тренерам, преуспевшим в Европе в своих предыдущих сезонах. Это, наверное, было самое тактически выверенное противостояние двух английских клубов, ведь и Бенитес, и Моуринью фокусировались как раз на нейтрализации друг друга. Шум поднялся, словно это был финал, но в реальности — мимо. «Ливерпуль» отставал от «Челси» на 37 очков в Премьер-Лиге, то есть они были ближе к «Саутгемптону» на дне таблицы, чем к будущим чемпионам. «Лишь полная концентрация могла создать разницу, — позже говорил Бенитес. — Мы выбрали состав, чьей задачей была максимальная прочность... это должен был быть вечер гибкости, нежели красоты». Во время подготовки к матчу Бенитес потратил 22 часа без перерывов на исследование и построение плана игры.

Первый матч был настоящей высокопарной безголевой ничьей. Обе стороны пытались предотвратить контратаки соперника; шикарный экземпляр встречи двух команд, преуспевающих в оборонительной игре. «Матч был немного анти-кульминационным, правда, искр не было совсем, обе команды играли в закрытый футбол, — сказал Джон Терри. — Они были осторожны, мы тоже... Ощущение было, будто матч и не начался». Но «Ливерпуль» был доволен безголевой ничьей. «Все благодаря работе, которую мы проводили предыдущую неделю, — говорил ассистент Бенитеса Пако Айестаран. — Мы потратили огромное количество часов анализируя „Челси“, использовали кучу записанного материала — намного больше обычного... Игры выдалась не самой красивой, но одной из тех, к которой вы будете раз за разом возвращаться, потому что она была идеально спланирована и реализована».

Ключевой инцидент вовлекал Алонсо, самого интенсивного игрока матча, который получил желтую и пропускал ответную встречу. Эйдур Гудьонсен театрально упал после контакта с испанцем, которого не было. Некоторые газеты позже писали, что Гудьонсен после матча рассказал Алонсо, что намеренно «нырнул», потому что был в курсе его опасной ситуации с дисквалификацией. Удивительное проявление подхода обоих тренеров к футболу: между двумя прекрасными футболистами произошла ситуация, в которой одному предоставили информацию и план действий, который тот незамедлительно исполнил для нейтрализации соперника, вместо того, чтобы сосредоточиться на своей игре. В раздевалке на «Стэмфорд Бридж» после матча Алонсо был в слезах. Второй матч, «Ливерпуль» на «Энфилде» побеждает 1-0. На глазах бушующей толпы происходит еще один напряженный, плотный, тактически изощренный футбол с Хаманном в главной роли. «Он выдал невероятное представление», — сказал после матча Терри. Немец доминировал в центре поля, вынуждал «Челси» играть дальними передачами верхом, и Моуринью тут же мог припомнить, как подобным образом он в финале Кубка Лиги противодействовал «Ливерпулю», в итоге вынудив Джеррарда забить головой в свои ворота — центральный защитник Роберт Хут был переведен на острие, так как «Челси» применил подход «прямой дороги».

Победный гол забил Луис Гарсия, гол, который не факт, что можно было засчитать, ведь Вильям Галлас вынес мяч прямо — или совсем немного за — линией ворот. Моуринью жаловался на это происшествие много лет, и полностью игнорировал инцидент, в котором рефери должен был удалить Петра Чеха за фол последней надежды на Бароше и поставить пенальти в ворота лондонцев. Гарсие был к лицу победный мяч — в структурированной, организованной, изнуряющей игре крохотный испанец был единственным хаотично двигающимся футболистом, позволяющим себе трюкачество в сложных ситуациях и рисковавшим владением, чтобы создать угрозу воротам соперника. Он всегда выглядел совершенно не-Бенитесовским игроком, покидающим свою позицию, был беспричинно непоследовательным, однако Гарсия был радушным источником случайного великолепия в той по-своему разочаровывающей встрече. Тот гол против «Челси» стал пятым в шести матчах плей-офф. Как и сам «Ливерпуль», Гарсия расцветал в европейские ночи.



Все книги на carrick.ru