Майкл Кокс. «Миксер: История тактики в Премьер-Лиге». Глава 11. Непобедимые и переведённые. Часть 2

С начала выступлений в Академии «Вест Хэма» Фердинанда, играющего в полузащите рядом с Фрэнком Лэмпардом, считали потенциально игроком мирового класса. Вместе они помогли «молотобойцам» дойти до финала молодежного Кубка Англии 1996 года, где команда уступила «Ливерпулю» с Майклом Оуэном и Джейми Каррагером в составе. Несмотря на это, Фердинанда назвали игроком матча. Тем летом специально подобранной группе многообещающих юных игроков дали возможность потренироваться с основной командой сборной Англии в преддверии Евро-96. Тренер англичан Терри Венейблс, человек с наметанным глазом, отметил, что Фердинанда и Лэмпарда ждет самое яркое будущее. Эта парочка, сыгравшаяся еще в «Вест Хэме», провела на двоих 247 матчей за сборную, завоевала девять титулов Премьер-Лиги, и каждый из них привел в роли капитана свой клуб к триумфу в Лиге Чемпионов.

Фердинанд был знаменит безрассудно смелым дриблингом и склонностью к риску. После просмотра выступлений Диего Марадоны на ЧМ 1986 года он окончательно влюбился в футбол. Он впервые сыграл в обороне, когда его партнер по «Вест Хэму» не появился на матче. Он поразил своей игрой на этой позиции, и тренерам со временем удалось убедить его, что там он и должен играть всегда. Позже он признавал: «Кажется, позиция защитника мне идеально подходила, но игра там удовольствия мне не приносила. После матчей, даже победных, у меня было странное чувство неудовлетворенности. Я думал: «Да, мы победили, но я-то ничего такого не сделал... Стоит признать, что мне нравилось тягаться в скорости с форвардами, обгонять их, но я оставался холоден к искусству обороны. Даже во время матчей за сборную я не получал удовольствия от оборонительных действий». Как и большинство других футболистов того времени, Фердинанда заставили сменить позицию скорее из-за скорости и умения играть в мяч, чем из-за традиционно оборонительных качеств.

Отход в оборону из полузащиты стал трендом среди новообращенных английских центральных защитников. Ледли Кинг, который дебютировал за «Тоттенхэм» в 1999 году, а впоследствии стал капитаном команды, мог похвастать схожим с Фердинандом сценарием превращения и таким же отношением к позиции. Вспоминая юношеские годы, Кинг рассказывал: «Мне никогда не нравилось называть себя защитником. Я не хотел быть привязанным к обороне. Я чувствовал, что могу очень многое предложить, что я действительно могу повлиять на ход матча, играя в полузащите... Я также не изучал и не просматривал игру защитников. Мне нравились атакующие и быстрые игроки». Кинг играл за ту же молодежную команду восточного Лондона, ФК «Сенраб», что и юный Джон Терри. Естественно, будущий центральный защитник «Челси» начинал свою карьеру дальше от своих ворот. Кинг вспоминает: «Он в то время играл в полузащите. Он был достаточно невысокого роста, но был при этом очень прыгучим и потрясающе играл в воздухе. Выступая в полузащите, он серьезно влиял на игру». Терри, которого в отличие от Кинга или Фердинанда никогда не считали «натурализованным» защитником, обладал прекрасными навыками игры в пас, который обычно оставались незамеченными. Однако ему не хватало скорости Фердинанда или Кинга, из-за чего он сам предпочитал играть глубже в обороне.

Фердинанд определенно был очень быстр — 100 метров за 12 секунд, и это делало его идеальным представителем нового поколения защитников, готовых с радостью «погоняться» с соперником. Его всегда представляли как исключение из правил. Его обвиняли в частых «потерях концентрации», что считалось серьезной проблемой для центрального защитника. Он был первым защитником в английском футболе, чьей главной слабостью считалась оборонительная игра. Однако в дальнейшем эта проблема превратилась в распространённый феномен. Например, Джон Стоунз, который считает Фердинанда примером для подражания, страдает от той же проблемы. Фердинанд, которого в основном считали центральным защитником, хорошо играющим в мяч, был скорее игроком обороны его удерживающим, любящим уходить в атаку. Он сам говорил: «Когда в полузащите появляется еще один игрок, у соперника возникает мысль: “Да откуда он взялся?!” Если они разбирают игроков в определенной игровой ситуации, то на тебя “прикрытия” обычно уже не хватает». Но его умение отдать точный пас трудно назвать выдающимся. Тут скорее спокойствие действий имело больший вес, чем сам навык разрезающих передач.

Фердинанд всегда с гордостью говорит о своих корнях. Однако именно нехарактерные для мальчика, росшего в Пекхэме, увлечения и умения, появившиеся после посещения балетных классов четыре раза в неделю, благоприятно повлияли на улучшение его гибкости, координации движений и чувстве баланса. А еще ему нравилось театральное искусство. В 13 лет он играл Физзи, человека, который заметал полы в кабачке с нелегальной продажей спиртных напитков в постановке «Багси Мэлоун». Как оказалось, роль «свипера» [дворника, а в футболе — чистильщика, это английское название либеро] была для него пророческой.

С середины и до конца 90-х английский футбол отчаянно искал собственного воспитанника — центрального защитника, который был бы коварным, умным и умел так хорошо играть в мяч, чтобы заставить работать должным образом схему 3-5-2, считавшуюся тогда природной альтернативой 4-4-2. В ней еще один игрок из обороны уходил ближе к атаке. Мастерская игра Маттиаса Заммера, немецкого свипера, названного игроком турнира на английской земле на Евро-96, подчеркнула важность игрока такого плана. В то время считалось, что Фердинанд идеально подходит для схемы 3-5-2, учитывая неуверенность в том, что ему достаточно необходимых оборонительных качеств и запаса прочности для персональной опеки в качестве одного из двух центральных защитников в схеме 4-4-2.

Тренер сборной Англии Глен Ходдл не раз пытался использовать Джейми Реднаппа в качестве свипера, которого полузащитник «Ливерпуля» никогда ранее не играл. Мы уже видели, что Ходдл пытался сделать что-то подобное в «Челси», используя в течение некоторого времени на этой позиции Рууда Гуллита. Он не один раз заявлял о своем стремлении использовать «настоящего свипера, способного играть так же, как немец Заммер». Так что появление Фердинанда он воспринял с энтузиазмом. Ходдл говорил: «Он может пробежать без проблем 60 ярдов вперед, но я не уверен, что он сможет так же быстро вернуться обратно». Он сомневался скорее не в его оборонительных качествах, а в его способности занимать и удерживать верную позицию.

Примерно в то же время Терри Венейблс, предшественник Ходдла, отмечал, что Фердинанд и Сол Кэмпбелл были центральными защитниками нового поколения. «Я вижу в лице Рио и Сола английских защитников нового плана. Они прекрасный пример того, что мы вносим правильные изменения в подготовку молодых защитников. Мы слишком долго готовили юных игроков неправильно, заставляя их играть выносить мячи... Тот факт, что Рио и Сол начинали как нападающие, очень нам на пользу». Но преемник Ходдла на удивление не оказался поклонником Фердинанда, оставив его вне заявки на Евро-2000. Он заявил ему, что у него был бы шанс провести намного больше матчей, если бы он был французом, бразильцем или голландцем. В течение всей его карьеры большой проблемой Фердинанда было то, что он был совершенно нетипичным для Англии игроком. И это интересно, ведь на клубном уровне он играл исключительно под руководством британских тренеров.

А через пару месяцев Фердинанд перебрался в «Лидс» за поразительные 18 млн фунтов, став самым дорогим защитником в мире и самым дорогим игроком Британии. Обычно такой статус достается полузащитнику или нападающему. На презентации игрока казалось, что даже сам тренер «Лидса» Дэвид О’Лири был поражен суммой трансфера. Ожидалось, что за него заплатят 12-15 млн фунтов. Своим поведением он лишь подтвердил, что разделяет мнение своей жены о том, что эта сумма — «сумасшедшая». Не лучший способ встретить самого дорогого новичка в истории. Для «Лидса» это было смелое решение, особенно если учесть тот факт, что Европейский Союз в тот момент как раз ужесточал свою политику, направленную на признание всей системы футбольных трансферов незаконной и наложение ограничений на всю торговлю. Это было бы еще более революционно, чем правило Босмана. Существовала возможность того, что система будет полностью пересмотрена, а игроки лишились бы права менять клубы бесплатно по истечении действия контракта. Стоимость игроков уменьшилась бы просто мгновенно. Но в «Лидсе» решили все-таки пойти на такой финансовый риск. Такое действие являлось наглядной демонстрацией трансферной политики той эры.

На том этапе «Лидс», закончивший предыдущий сезон на третьем месте в турнирной таблице, считался серьезным претендентом на титул Премьер-Лиги. В первом сезоне Фердинанда команда дошла до полуфинала Лиги Чемпионов. Они пожинали плоды прекрасной системы работы с молодежью, во многом усилиями Говарда Уилкинсона усовершенствованной вначале 90-х. Воспитанниками Академии клуба были такие игроки, как Харри Кьюэлл, Джонатан Вудгейт, Иан Харт, Алан Смит и Пол Робинсон. О’Лири в слегка раздражающей манере называл своих игроков «мои детишки». Уж кто-кто, а «Лидс» полностью заслуживал это прозвище: в сезоне 1999/2000 средний возраст стартовой обоймы команды составлял 24 года и 162 дня — рекордный показатель в истории Премьер-Лиги.

В начале 60-х Дон Реви убедил изменить цвета формы «Лидса» с желтого с голубым на белый, чтобы имитировать «Реал Мадрид». В начале 2000-х создавалось впечатление, что они дублировали трансферную политику «галактикос», правда в меньшем масштабе. Их восхождение во многом было связано с неоправданными переплатами за игроков высочайшего класса, из-за чего в результате клуб оказался в финансовой руине. На определенном этапе в атаке «Лидса» играли Марк Видука, Робби Фаулер, Робби Кин, Майкл Бриджес, Алан Смит и Харри Кьюэлл. Но если «Реал» складировал игроков атаки, игнорируя необходимость усиления обороны, то взлет и падение «Лидса» можно сопоставить с покупкой и продажей центральных защитников.

Покупка Фердинанда не была действительно необходимой, но они пытались подстраховаться на случай потери звездного центрального защитника Вудгейта — еще одного игрока, бывшего в юные годы полузащитника. Он и Ли Бойер находились под следствием из-за вопиющего нападения на студента, которое произошло поздним вечером в развлекательном центре Лидса. Обоих обвиняли в преднамеренном нанесении телесных увечий и нарушении общественного порядка. Бойера полностью оправдали по всем статьям, а вот Вудгейта наказали за нарушение порядка. Еще один защитник команды Майкл Даберри был также замешан в деле, но в результате его признали невиновным в воспрепятствовании следствию. В то время Бойер играл в лучший футбол в своей карьере, а вот на Вудгейте эта история отразилась негативно. Поэтому в «Лидсе» решили приобрести другого центрального защитника.

Фердинанда зарегистрировали слишком поздно, чтобы он сыграл в домашнем матче против «Арсенала». Его позже представили на «Элланд Роуд». Во время игры он наблюдал, как Вудгейт и капитан Лукас Радебе провели прекрасный матч и принесли своей команде победу со счетом 1-0. Он дебютировал в выездном матче против «Лестера». Ощущая, что Фердинанду лучше играть в схеме с 3 защитниками, О’Лири вместо схемы 4-4-2 впервые в сезоне использовал схему 3-5-2 с Фердинандом, действующим между Вудгейтом и Радебе. И это неожиданно привело к обратным результатам: «Лидс» пропустил три гола головой в первые полчаса игры. В перерыве Вудгейт стал жертвой обстоятельств, когда команда вернулась к схеме 4-4-2. А потом Радебе был удален с поля. «Лидс» проиграл со счетом 3-1. Фердинанд не имел возможности играть в следующем матче Лиги Чемпионов на выезде против «Лацио», а Вудгейт с Радебе провели очередной потрясающий матч. Команда победила со счетом 1-0. Так было ли место Фердинанду в этой команде?

О’Лири не мог оставлять на лавке новичка команды, приобретённого за рекордные деньги. Фердинанд завоевал право быть первым из центральных защитников, играя рядом с одним из трио Радебе-Вудгейт-Маттео. Под руководством О’Лири, который был в свое время выдающимся центральным защитником и работал помощником Джоржа Грэма, лучшего тренера оборонительного плана, Фердинанд серьезно улучшил позиционную игру. Он заставил Фердинанда работать над футбольным интеллектом. Сам же игрок отдавал должное спортивному физиотерапевту Киту Пауэру за то, что он помог ему улучшить умение концентрироваться и призвал его визуализировать оборонительные задачи перед игрой. Фердинанд стал совершенным защитником. После тщательных инструкций не уходить на дриблинге с занимаемой позиции, которые дал ему Свен-Йоран Эриксон, на ЧМ-2002 от прошлого с уклоном на атаку Фердинанда не осталось и следа. На том турнире он играл потрясающе. И как раз это подтолкнуло «Манчестер Юнайтед» выложить за него 30 млн фунтов, что стало очередным рекордом Британии. Рио также стал самым дорогим защитником мира. Правда, мировой рекорд очень скоро побил трансфер Лилиана Тюрама в «Ювентус».

Уход Фердинанда стал началом конца для «Лидса», хотя он и был одним из немногих игроков, продажа которых принесла выгоду команде. Маттео, его преемник в качестве капитана, говорил: «Его уход стал серьезным ударом, и не потому, что мы не могли найти ему замену. Уход Рио стал сигналом для остальных игроков топ-класса в клубе: “Лидс” движется по наклонной». «Лидс» превратился в клуб распродаж. Во время длительных переговоров О’Лири повздорил с председателем «Лидса» Питером Ридсдейлом насчет быстрого ухода Фердинанда, из-за чего его уволили. На смену О’Лири пришел Терри Венейблс.

Ридсдейл заявлял, что уход Фердинанда не стал тяжелым ударом для команды и что он был просто временной заменой Вудгейту, которого в «Лидсе» считали более сильным защитником. Вудгейт был главной надеждой «Лидса», но и он продержался недолго в команде. Через полгода в стремлении улучшить финансовое положение клуба он был продан в «Ньюкасл». Он был последним игроком, с которым «Лидс» хотел расстаться. Ридсдейл даже выходил на связь с «Ливерпулем» в попытке продать им Харри Кьюэлла, считавшегося тогда выдающимся футболистом «Лидса». Но «Ливерпуль» должен был подождать до лета, так что Вудгейт ушел.

Венейблс, которого заверили в том, что Вудгейта не продадут, пригрозил уйти. Но его убедили остаться еще на пару месяцев, лишь оттянув его неминуемый уход. На пресс-конференции во время подтверждения продажи Вудгейта Венейблс казался взбешенным. А рядом сидел Ридсдейл, который вымолвил знаменитую фразу: «Следовало ли нам так активно тратиться в прошлом? Возможно, нет, но мы жили мечтой». Это выступление, прозвучавшее после продажи самого ценного игрока «Лидса», центрального защитника, казалось похоронным маршем. Команда продержалась еще год в Премьер-Лиге, после чего она больше в элиту не возвращалась. Подтекстом к истории о падении «Лидса» является истина о том, что центральные защитники начали представлять собой большую ценность.

 

В «Манчестер Юнайтед» Фердинанд превратился в одного из лучших футболистов Европы. Больше не осталось места предположениям о том, что для успешной игры ему нужна схема 3-5-2. Хотя он всегда играл лучше в паре с олдскульным стоппером — Кэмпбеллом и Джоном Терри в сборной, а особенно Неманьей Видичем в «Юнайтед». Эти двое стали самой выдающейся парой центральных защитников в эре Премьер-Лиги. Особенно отмечали умение Фердинанда спокойно возвращать себе мяч. Он никогда не ввязывался в ненужные подкаты, редко доставляя проблемы рефери. К концу карьеры его дисциплинарная история была примером для подражания. Однажды у него была серия из 28 матчей без фолов, не говоря уже о желтых карточках. Когда Джимми Флойда Хассельбайнка попросили назвать двух самых неудобных защитников Премьер-Лиги, он назвал Мартина Киоуна и Фердинанда. Если после встречи с Киоуном у него на память осталась куча синяков, то встреча с Фердинандом прошла для него «практически незаметно».

Примечательно, что в последние годы игровой карьеры Фердинанд не смог спокойно принять потерю скорости, что стало неожиданностью для такого умного игрока. В сентябре 2009 года в захватывающем матче между «Манчестер Юнайтед» и «Манчестер Сити», который закончился победой «Юнайтед» со счетом 4-3, Фердинанд позволил «Сити» вернуться в игру, допустив небрежную ошибку. Он отправил мяч прямо на Крейга Беллами, который с легкостью обогнал его и забил. Справедливости ради стоит отметить, что практически все центральные защитники Премьер-Лиги не могли потягаться в скорости с Беллами. Но было непривычно видеть Фердинанда, столкнувшегося с серьезной проблемой. В 2011 году сэр Алекс Фергюсон отмечал: «С самого момента перехода в наш клуб он играл на высшем уровне и делал это с фантастическим постоянством. Он все еще один из лучших футболистов страны в плане игры с мячом: он все еще прекрасно идет в подкаты, он все еще отлично играет головой и все также влияет на ход игры. Но для Рио изменилось только то, что он лишился своей феноменальной скорости, которая была с ним еще пару лет назад. Теперь ему нужно немного изменить свою игру. Ему почти 33. Когда тебе переваливает за 30, ты должен перекроить свой стиль. Мы все сталкивались с тем решающим моментом, когда неожиданно осознаешь, что больше не можешь делать то, что мог раньше. А это значит, что пришло время менять свою игру. Мне пришлось сделать это, когда я утратил резкость. Другие игроки в его клубе должны адаптироваться, как и сам Рио».

В финальном матче Лиги Чемпионов, который закончился поражением «Юнайтед» от «Барселоны» со счетом 3-1, Фергюсон был разочарован тем, что Фердинанд и Видич упорно садились слишком близко к своим воротам вместо того, чтобы перемещаться по полю и не давать свободу Лионелю Месси. Не было ни единого очевидного решения нейтрализации команды Пепа Гвардиолы, но Фергюсон убедился в том, что нехватка скорости его защитников является серьезной проблемой. Через пару месяцев Фердинанд выглядел волнующе слабо в выездном матче против «Ньюкасла», который закончился поражением команды со счетом 3-0. В попытке скрыть нехватку скорости он часто оставался в миле за спиной остальных защитников. Он с большим трудом успевал за быстрыми нападающими, из-за чего он позже всего один раз был вызван в сборную. Это было несправедливо. Казалось, что им намеренно пренебрегают. И это при том, что Джон Терри сначала был обвинен, а потом наказан и оштрафован ФА, а после этого оправдан в суде, за оскорбления на расовой почве в адрес младшего брата Фердинанда Антона. Рио смог провести отличный сезон 2012/13, хотя при этом он чаще играл в паре с более молодым и быстрым партнером по атаке вроде Джонни Эванса или Криса Смоллинга, чем с Видичем.

После этого способность Фердинанда удерживать позицию перестала быть чем-то выдающимся. Однажды Джейми Каррагер пожаловался: «Я слушал в течение целого десятилетия о том, что Рио Фердинанд умеет элегантно раздавать пасы, начиная атаки от обороны. В 17 лет он, быть может, и мог отдать точную передачу на 60 ярдов, но с тех пор я такого практически и не видывал». Но это лишь подчеркивает, насколько глобально трансформировался стиль игры центральных защитников в течение карьеры Фердинанда, самого значимого защитника в английском футболе того времени. Сейчас самые дорогие защитники мира Джон Стоунз и Давид Луис являются центральными защитниками, чьей слабостью изначально считалась оборонительная игра. Фердинанд изменил представление о том, каким должен быть центральный защитник экстра-класса: универсал, которого превратили в защитника.

После ухода из «Манчестер Юнайтед» в 2014 году, Фердинанд раздумывал над завершением карьеры, но его убедили на год присоединиться к КПР, в котором он тренировался в десятилетнем возрасте. Его тренировал Харри Реднапп, первый тренер Фердинанда в «Вест Хэме». Именно он нанял Ходдла, первого тренера Фердинанда в сборной Англии, чтобы тот проводил тренировочные сессии. Чтобы помочь Фердинанду замкнуть круг своей карьеры, КПР начал кампанию играя по схеме 3-5-2, чтобы он мог играть на позиции свипера. Тот сезон закончился для КПР вылетом, хотя Фердинанд на это повлиять особо ничем не мог. Все его мысли по понятным причинам были прикованы к его жене Ребекке, которая умерла практически в конце сезона. А в следующем месяце Фердинанд в спокойной обстановке объявил о решении закончить карьеру. Учитывая его личную утрату, никто не стал разбрасываться похвалами. Его карьеру так и не оценили по заслугам.

Но не стоит забывать о том, что именно Фердинанд изменил представление англичан о центральных защитниках: они не обязательно должны быть незаметными трудягами, которые просто стелются в подкатах и выносят мячи головой, — они должны быть быстрыми, умными, уметь держать мяч и быть самыми ценными игроками в стране. В турнире, где тон задавали в основном зарубежные футболисты, Фердинанд стал самым значимым англичанином.



Все книги на carrick.ru