Алекс Фергюсон «Лидерство». Глава 11. Развитие бизнеса. Часть 2

Слишком много информации

Сегодня нам доступно столько информации, что в ней можно утонуть. Когда я только начинал тренировать, я сталкивался с кардинально другой проблемой. Информации буквально не было. Клубы не нанимали специалистов по данным и статистике, игроки не носили специальные девайсы которые позволяли бы по сердцебиению определять интенсивность работы на тренировке, или что-то типа GPS, которое позволяет отслеживать количество метров, которые игрок пробегает во время матча. Не было и видео с матчами оппонентов, что уж говорить о видеонарезках. Будучи молодым специалистом в поисках информации об игроках и командах, я был вынужден отправляться на сотни матчей в год. Я путешествовал по всей Шотландии в любой день недели и при любой погоде, чтобы увидеть, как играют такие команды, как «Патрик Тисл», «Мотеруэлл», «Хиберниан» или «Харт оф Мидлотиан». Обычно за год я проезжал тысячи миль на моей машине.

Когда я искал информацию об игроках, то мой подход был максимально прост. Мне было важно понять, что собой представляет этот человек и в каком окружении он рос. Помимо этого меня интересовала скорость, баланс, техника работы с мячом, а также его желание работать. Мы никогда не пользовались секундомерами, чтобы определить, за какое время он мог пробежать 50 или 100 метров. Мы лишь могли сказать, быстрым он был или медлительным. Для меня же скорость была ключевым компонентом. Очень легко все усложнить. Если посмотреть на Брайана МакКлэра и Карлоса Тевеса на тренировке, то вы бы никогда не сказали, что во время матча эти ребята готовы бегать без остановки. Если бы компьютер исходил только из данных с тренировок, то получилась бы совершенно другая картина. Я знал, что Нистелрой неимоверно быстр на коротких дистанциях, и это был его конек. Так что мы стремились улучшить именно этот компонент, а не его общую скорость.

В футболе, как и в других видах спорта, были настоящие гонки за полезной информацией. Но все изменилось после того, как Sky начал трансляцию матчей в прямом эфире. До этого обозреватель лишь сообщал результат, имена авторов голов и время, когда те были забиты. Сейчас трансляции матчей изобилуют статистикой владения мячом, количеством результативных передач, ударов в створ и даже тем, что ваша собака ела на завтрак в пасхальное воскресенье десять лет назад. Тренер получает всю эту информацию и кучу других данных. Статистическая информация всегда очень важна, и я всегда обращал внимание на данные. Но они не играли решающую роль в том, кого я выбирал основу на матч. Они скорее были для меня вспомогательным инструментом, который демонстрировал, что мы играем на высоком уровне. Тренерский штаб, в частности тренеры вратарей, нередко зацикливаются на статистике, особенно когда речь заходит о том, как оппоненты бьют пенальти, если все идет к тому, что судьба матча будет решаться в этой лотерее. Они будут часами выдавать эту информацию, а также кучу предположений насчет того, попадет мяч ближе к левой или правой штанге, или в один из верхних углов. Я всегда считал такой подход бессмысленным и говорил голкиперам о том, что лучше оставаться в центре, а не скакать из стороны в сторону. До недавнего времени я даже не подозревал о том, что я прав, пока мой друг не рассказал мне об одном открытии. В 2005 году группа израильских физиологов проанализировала 286 одиннадцатиметровых и выпустила работу под названием «Анализ действий футбольных вратарей экстракласса во время пробития пенальти». Они пришли к выводу, что наибольшая вероятность отразить пенальти у тех вратарей, которые остаются в центре ворот.

18-07-2016-kyish

Телевизионные трансляции подарили миру еще одну технологию: видеоанализ. Сегодня многие клубы обязаны своим успехом команде видеоаналитиков и людей, которые ответственны за работу с материалом матчей. Возможно, из-за того, что я долгое время обходился без видеоанализа, у меня не было необходимости постоянно на него опираться. Отличное вспомогательное средство, но потратить часы на просмотр видеоматериала — это слишком просто. Поэтому я предпочитал доверять своим глазам: ни одна машина не могла сказать вам, ленив игрок или у него правильное отношение. Наглядность всегда была у меня на первом месте: не экран компьютера, а футбольное поле. Я, конечно, мог взглянуть на статистику, но практически всегда она лишь давала подтверждение того, что я уже и так знал. А бывало, я совершенно не соглашался с компьютером. В 1987 году ко мне пришел председатель «Юнайтед» Мартин Эдвардс, я как раз следил за игрой нашей молодежной команды. Он сказал мне, что Стив Брюс провалил медосмотр, а мы как раз заканчивали процесс его перехода к нам из «Норвич Сити». Я ему ответил: «Да он за последние пять лет едва ли хоть один матч пропустил. Какие проблемы?» И мы его подписали.

Но в 80-х появилась информация, которой просто необходимо было воспользоваться. Это были данные, которые получали по результатам «высокоскоростных тестов» — серии коротких 20-метровых забегов, которые позволяли определить состояние готовности игроков. Они были жестокими, но очень точными, а еще очень полезными для меня и моего штаба. Мы измеряли уровень физической готовности в конце сезона, а потом на одной из первых тренировок предсезонного тура. Таким образом мы могли сразу определить, следили ли они за собой во время летнего перерыва.

Много лет назад единственным способом увидеть игру команды или игрока была поездка. На самом деле до сих пор ничто не сумело заменить этот опыт, но видеоанализ к этому достаточно близок. В «Абердине» у нас была возможность анализировать видео лишь на примитивном уровне. Оно было записано на видеокассеты и представляло собой кучку матчей, записанных парой камер. Качество записи на кассетах было очень низким, а оборудования, которое позволило бы его улучшить, у нас не было. Но это было хотя бы что-то, уж лучше, чем ничего, хотя и ненамного. Сейчас же матчи снимаются сотнями камер с самых разнообразных ракурсов. В «Юнайтед» среди огромного количества часов записи для нас выбирали наиболее полезный материал.

Впервые специализированные системы по анализу видео были установлены в «Юнайтед» в начале 2000-х. Они позволяли нам показать игрокам, какие именно аспекты игры нужно улучшить или изменить в будущем. Это также предоставило нам намного больше информации о соперниках. Сейчас работа с видео существенно помогает в процессе подготовки, особенно выручая в насыщенный период, когда к матчам Премьер-Лиги добавлялись Лига Чемпионов, Кубки Англии и Кубок английской лиги.

Эти видео позволяют понять систему игры соперника, наиболее вероятные замены в определенных ситуациях, игру на угловых и стандартах. Это помогало мне подобрать правильный состав, ведь мне приходилось планировать на несколько матчей вперед, если я, например, знал, что скоро нам предстоит провести очень важную игру и нужно выставить сильнейший состав. В мои последние годы в «Юнайтед» я работал еще более упорно в данном направлении, чтобы иметь возможность предоставить игрокам необходимый отдых на несколько матчей в преддверии наиболее важной игры.

18-07-2016-iesuy

Достижения в науке о спорте и видеоаналитике всегда будут давать возможность по-новому взглянуть на вещи, которые в мое время были привычными. Но все же я вырос в век, когда компьютеры не могли создавать тепловые карты передвижения игроков и не предоставляли информацию о том, сколько метров они пробежали во время матчей. Так что я больше доверял приобретенному опыту по просмотру десятков тысяч игроков в тысячах матчей, чем компьютерной распечатке.

Время шло, а мы всё сидели на кипе разрастающейся данных. Непременной и природной реакцией каждого человека, который за что-то борется, было стремление сохранить информацию в секрете. Но я все же предпочитал мысленно делить информацию на две группы: та, которой я был готов с удовольствием поделиться, и та, о которой я не рассказал бы даже родной бабушке.

Признаком настоящего лидера является его стремление делиться информацией. Он рад поделиться своим знанием с другими, ну или хотя бы его частичкой. Бобби Робсон в бытность тренером «Ипсвича» познакомил меня с практикой обмена информацией. Это было перед матчем между его «Ипсвичем» и моим «Абердином» в Кубке УЕФА. Бобби пригласил меня поприсутствовать на небольшом отрезке тренировки «Ипсвича». Я видел, как игроки передавали друг другу мяч. Уверен, что Бобби точно знал, что я уже был знаком со всеми его игроками, ведь я видел их в деле. Так что я просто следил за тренировкой. Я думаю, что это был великодушный жест, который многое говорил о человеке. И я сделал правильные выводы из увиденного.

Обычно людей удивляло, с какой простотой и желанием я открывал двери тренировочной базы для тренеров со всего мира. Возможно, они думали, что я собирался учить их, как сделать атомную бомбу из хлопьев, кетчупа и двух стаканов муки. Однажды перед полуфиналом Кубка обладателей кубков 1983 года тренер «Уотершея» [уже не существует, но на его базе был создан «Генк»] Эрнст Кюннеке пришел на тренировку «Абердина». Он пробыл в городе несколько дней, и я пригласил его на нашу тренировку. Он был потрясен самим приглашением, хотя мы просто отрабатывали стандартные элементы, делая акцент на владении мячом, кроссах и завершении атак. Но все равно я уверен, что он ушел с мыслями: «Черт возьми, что за клуб! Они дают возможность посмотреть на их тренировку».

В 2011 году мюнхенская «Бавария» позволила нам побывать в их медицинском центре, когда мы искали способы улучшения своего собственного. Я и Стив МакНэлли, главврач «Юнайтед», отправились в Германию. Они дали нам возможность осмотреть все. Они управляли своим медицинским центром, будто это была больница. Нас это очень впечатлило, и мы позаимствовали некоторые идеи. У них также был огромный центр видеоанализа, где сидения была расположены по типу амфитеатра, а видео на экране сопровождалось субтитрами для иностранных игроков, которые не очень хорошо понимали инструкции на немецком. Я захотел себе подобную систему, ведь она бы очень помогла игрокам типа Карлоса Тевеса и Хуана Себастьяна Верона, которые английский не понимали. Мы поступили так же, когда открыли медицинский центр в Каррингтоне. Поговаривали, что это был лучший центр в Англии, и все другие клубы сразу же захотели на него посмотреть. Я не понимал, откуда такой ажиотаж. Ведь все и до этого знали, что у нас внушительный медицинский штаб, в котором были физиотерапевты, врачи, дантисты и хиропрактики. Им был доступен список оборудования, которое мы приобрели. Более того, я уверен, что разные производители с радостью предоставили им свои брошюры.

Меня иногда поражало, насколько люди зацикливались на информации. Это то же самое, что находиться в больничной палате и следить за показателями на мониторах, пока пациент умирает от удушья, подавившись куриным сэндвичем. Всегда нужно учитывать человеческий фактор, а также то, как удача и обстоятельства могут все расстроить, даже если это все основывалось на самых точных и достоверных данных. Знание о сердечном ритме игрока и сотни видео с его игрой не помогут вам, если он потеряет контроль над собой и заработает красную карточку на первой минуте матча.



Все книги на carrick.ru

  • nick

    Спасибо огромное за перевод!Хороший удар поддых от мэтра ,любителям статистики!