Алекс Фергюсон «Лидерство». Глава 11. Развитие бизнеса. Часть 1

Инновации

С 1986 по 2013 коммерческая сторона деятельности «Юнайтед» изменилась до неузнаваемости. В мой последний год в клубе оборот возрос до 363 млн фунтов. Хотя футбольные свершения были основой этого роста, я практически не касался деталей, вызывающих дзиньканье кассового аппарата. За коммерческое развитие были ответственны исполнительный директор и председатель клуба. Они занимались вещами, связанными со спонсорами и переговорами о заключении контрактов с ними, расширением сотрудничества с компаниями, представляющими нам питание, размещение и времяпрепровождение, организацией предсезонных туров, работой в сфере информационных и маркетинговых технологий, включая функционирование MUTV, веб-сайта клуба, журнала и, в наши дни, записи на наших страницах в Твиттере, Фейсбуке и Инстаграме. Они также были ответственны за организацию работы кадров, а это необходимо, когда в штабе клуба работает около 800 человек. Все менялось с ростом клуба.

Оглядываясь назад, я думаю, что всегда был риск того, что я мог слишком отойти от выполнения моих прямых обязанностей в клубе, расширив список иных дел. Благо в клубе всегда существовало распределение обязанностей. Не думаю, что хотя бы один из тренеров элитного класса заведует футбольными и коммерческими делами клуба. Распределение обязанностей в футболе очень похоже на то, что можно встретить в издательстве или в доме мод, или в рекламном агентстве. В каждом есть люди, ответственные за представление вашего продукта: редактор, дизайнер, глава креативного отдела. В нашей ситуации есть исполнительный директор, который занимается всем, что касается коммерции — продажей подписок и прав на рекламу, открывает клубные магазины, продает одежду, удовлетворяет желания клиентов и сводит дебит с кредитом. Таким образом, у меня в распоряжении есть все, что нужно, чтобы команда была довольна, и обязанность быть на шаг впереди во всем, что касается изменений в игре.

1

За последние 40 лет достижения в науке и увеличение доступной информации помогли изменить футбол, как и другие виды спорта. Если сравнить болид Формулы-1, на котором ездит Льюис Хэмилтон сейчас, с тем, на котором наматывал круги Стерлинг Мосс в 50-х и начале 60-х, или велосипед, на котором Крис Фрум побеждал в «Тур де Франс», с тем, на котором в 70-х ездил Эдди Меркс, или теннисные ракетки, которыми играли Рол Лейвер и Роджер Федерер, то можно сказать, что снаряжение и подход к тренировкам существенно изменились.

Футбольные клубы пользуются достижениями науки в разных областях. Каждый стремится найти способ превзойти соперников. Если вам удалось найти что-то новое, то вы будете стремиться сохранить технологию в секрете, чтобы иметь исключительное право на ее использование для получения преимущества. Но неминуемо все тайное становится явным, и другие повторяют за вами. В «Юнайтед» информация и инновация шли бок о бок последние 30 лет.

Улучшилось питание; карьера игроков стала более длительной; благодаря ирригационным технологиям на футбольных полях сейчас лучший дренаж, подогрев и более устойчивые сорта травы, которые теперь не превращаются в болотистую трясину после первого дождя; футбольные мячи теперь не впитывают столько влаги; форма игроков теперь сделана из синтетических материалов, а не из хлопка и шерсти, как в прошлом. Сейчас матчи в элитном футболе играются на гораздо большей скорости, чем 30 лет назад, возможно, благодаря помощи правила по запрету паса назад, которое было принято в 1992 году, но большей частью из-за существенного улучшения качества поля. Это создало отличную сцену для наиболее зрелищных выступлений. Я бы поставил на то, что сейчас футболисты прибегают на 15 процентов больше, чем в 1960-х.

Питание, медицина и наука о спорте, анализ видео и статистических данных, а также прежде всего оптометрия сыграли свою роль в эволюции футбола. Когда люди подходили ко мне с предположением, что мы должны использовать новую технику, я относился к этому с неизменным скептицизмом. Несколько мелких компаний пытались предложить нам самые новые «штучки» и до невозможности странные приспособления. Некоторые предложения продавцов материалов для полей были такими же несуразными, как идея продавать в бутылках целебную воду из Лурда. Я всегда хотел, чтобы мне доказали, что эта новая технология действительно нам поможет. Возможно, иногда я подходил к этому несколько старомодно. Когда же в нововведении был смысл — оно могло улучшить «Юнайтед», — я хватался за это. Я не хотел, чтобы «Юнайтед» отставал только потому, что другие использовали то, чем мы когда-то пренебрегли. Я не хотел упустить наступление будущего. Так что я добавлял в наш репертуар достижения в спортивной науке и программы питания. Не стоит забывать и о существенных улучшениях в работе наших медиков и штаба. Еще мы улучшили системы анализа видеоматериалов.

Никто раньше не обращал внимания на питание игроков. Стандартный приём пищи перед матчем состоял из трех блюд. В Шотландии у нас обычно это был суп, жаркое или порубленное на кусочки мясо с картофелем, а на десерт был бисквит или сладкое желе. Я не знаю, как появилось такое меню, но создатель точно предполагал, что после такого приема пищи следует субботний здоровый послеобеденный сон. Для меня это было слишком тяжело, так что Кэти упаковывала мне с собой печеную рыбу с тостом и медом на ужин в пятницу, а в субботу, перед матчем, у меня был лёгкий ланч.

Когда я впервые занял пост тренера команды — в «Ист Стерлингшир», — я был настроен изменить питание игроков. Мы должны были играть против «Фалкирка» (я очень хотел обыграть их, потому что когда-то сам за них играл). Я хотел изменить привычки питания у игроков. Я проинформировал правление о решении обедать вместе с командой перед самым матчем. Это должно было стать частью нашей подготовки. Там поднялось много шума, ведь обед стоил бы 28 фунтов. В то время игроки обычно сами покупали себя обед. Я пошел в отель в Фалкирке и встретился с шеф-поваром за день до матча. Я поговорил с ним и попросил, чтобы он подал каждому игроку запечённую рыбу, тост и мед. Тот сказал мне, что у игроков останется чувство голода. Я ответил: «И отлично». Мы победили со счетом 2–0. Когда я пришел в «Абердин», то повторил такую практику: команда размещалась в гостинице и в обед перед матчем ела мясную нарезку. Владелец гостиницы дружил с бывшим тренером «Абердина» Билли МакНилом. Когда тот узнал о моей просьбе изменить меню, он сказал председателю клуба, что я тут не задержусь. После этого мы очень быстро сменили гостиницу и обедали в «Ферри», где в меню входили протеин, углеводы и сахар или, по-простому, два кусочка запечённой рыбы, тост и мед.

2

Элитные английские клубы начали замечать пользу от правильного питания в 1990-х. Большинство ребят, которые вливались в футбол в начале 90-х, предпочитали перехватить что-то из выпечки и жареной пищи. Идея о правильном питании была так же чужда, как тарелка спагетти болоньезе. Подход к правильному питанию менялся со временем. Сначала были популярны бананы, потом кто-то подумал о необходимости включения богатой на углеводы пищи, и на помощь пришли большие порции спагетти. В «Манчестер Юнайтед» начали серьезно подходить к вопросу правильного питания в 1991 или 1992 году, когда я нанял Тревора Ли, диетолога из Шеффилда. Было немного странно, что до этого он был владельцем газеты и магазина, который занимался продажей сладостей и шоколада. Неожиданное прошлое для диетолога.

Тревор понимал, что правильное питание игроков не должно ограничиваться только тренировочной базой. Так что мы организовали встречу, на которую были приглашены все девушки и жены футболистов. Тревор объяснил им, что ему было нужно, подчеркнув необходимость уменьшить потребление игроками жирной пищи за несколько дней до матча. Его подход был жестким, и он не желал тратить свое время на людей, которые были не согласны с его режимом. Даже мне пришлось ощутить на себе его жесткий подход, когда я пытался сбросить вес и уменьшить количество жиров. И каждый раз я пытался с ним спорить, пока однажды он мне сказал: «Или ты будешь придерживаться правильного питания постоянно, или не делай этого вообще. Иначе ты просто тратишь мое время». И, сделав мне выговор, он поступил правильно. Под его руководством мы уменьшили процентное соотношение подкожного жира у игроков с 14-15% до 8%. В Каррингтоне также установили солярии, чтобы увеличить количество витамина D у игроков, которые выросли в более солнечном климате, чем у нас, на севере Англии.

У большинства игроков хорошее зрение, и я никогда особо не задумывался об этом вопросе. Так что статья доктора Гейл Стивенсон, написанная в 90-х, стала для меня громом среди ясного неба. Она была преданной фанаткой «Юнайтед», а также экспертом-офтальмологом в Университете Ливерпуля. На выездные матчи у нас была серая форма. И получилось так, что мы проиграли в четырех из пяти матчей на выезде, когда мы играли именно в этом комплекте. Она мне написала о том, что из-за формы столь невзрачного цвета игрокам было намного труднее находить партнеров на поле, чем когда мы играли в традиционных цветах. Мы изменили цвет комплекта и начали вновь побеждать. Таким образом Гейл привлекла мое внимание. Я пригласил ее на встречу. Она меня так впечатлила, что я предложил ей стать частью нашей команды. Она стала ценным ресурсом для нас.

Она пришла к выводу, что выступления игроков улучшались, если улучшалось их периферическое зрение. Как и многие другие, я всегда думал, что хорошее периферическое зрение настолько же естественная вещь, как цвет волос или рост. Игроки, которые большую часть времени проводили в движении на одном фланге (например, левый защитник или правый вингер) обычно имели более развитое периферическое зрение в одном направлении, чем в другом. Некоторые труды Гейл были посвящены реабилитации хоккеистов, которые восстанавливались после сотрясений. Большинство ее методов очень пригодились нашим игрокам.

Это же произошло и с наукой о спорте. В «Юнайтед» начали серьезно к ней относиться в 2007 году, когда мы наняли первого специалиста в этой области — Тони Страдвика, который возглавил новосозданный отдел. Он существенно улучшил наш подход к системам кондиционирования, а также получения выгоды от мобильности, гибкости и удобства проведения разминок и тренировок в помещении. В нашем зале, где обычно было множество снаряжения для тренировок с поднятием тяжестей, появились ряды велотренажеров и беговых дорожек, а с ними и огромные телевизоры, на которых игроки во время тренировок могли смотреть любимые шоу. Он научил нас подбирать правильную интенсивность нагрузки. Таким образом мы могли контролировать кардиоритм игроков и их мышечное развитие.

Вместо того чтобы пробегать сотни миль, как было в мою бытность игроком, акцент был сделан на короткие интервальные тренировки. Самые быстрые игроки должны были пробегать не более 200 метров. Это стало настоящей революцией в нашем подходе к физической подготовке. Тони также подчеркнул важность температуры тела, и это существенно нам помогло. Когда стало ясно, что компрессионные носки помогали игрокам восстанавливаться после матчей, мы добавили этот элемент в нашу подготовку.

3

Поражает, когда задумываешься о том, что 40 лет назад большую часть нашей тренировки мы бегали по 8 километров и взбирались вверх и вниз по бесконечным ступенькам «Хэмпден Парк». Немудрено, что после таких тренировок мы отходили приличное время. Когда я играл за «Рейнджерс», тренировки не блистали разнообразием. Каждое утро одно и то же. Мы выходили на беговую дорожку и чередовали круги бега и пешей прогулки. Потом мы отрабатывали защиту и делали некоторые упражнения. И лишь в конце тренировки мы играли в футбол. Об отработке техники не было и речи. Мы видели мяч только во время игры. Никто даже и не вспоминал о тактике. Проверка нашего здоровья тоже была достаточно примитивной. Тогда не измеряли емкость легких или мышечную массу, не было стресс-тестов и анализов крови, томограммы, электро- или эхокардиограмм.

Если вспомнить мою работу в «Абердине», то получалось так, что я непредумышленно издевался над игроками. Они бегали по холмам и вокруг теннисного корта. Это было старомодным, но я просто не знал, как лучше. В «Юнайтед» же новые подходы к тренировке и новая информация позволяли быть спокойным насчет того, что игроки не перегорели из-за нагрузок. После каждой тренировки Тони приносил мне отчет, в котором указывалось, насколько упорно работал каждый отдельный игрок. Это многое объясняло. Мы начали обращаться к этой практике и во время матча. И каждый раз отчеты впечатляли. Все эти нюансы и многое другое позволило «Юнайтед» с уверенностью вступить в 21-й век.



Все книги на carrick.ru

  • Pavel

    Дааааа...Как же далеки от истины те,кто до сих пор считает футбол простым пинанием мяча.Или что футбол это действо,происходящее исключительно на поле.Это давно не так.

  • Alex Svet

    wow...